Анопинский стекольный завод
официальный сайт

Подмоченный бренд


05.03.2021

Рабочий поселок Анопино и расположенный в нем стекольный завод за полтора месяца 2021 года по упоминаниям в интернете явно вышли в топ муниципальных образований с населением от двух тысяч человек.

Такой успех отдаленная территория Гусь-Хрустального района достигла благодаря щедрым инвестициям генерального директора ООО «Экспо Гласс» в обеление своего личного бренда. Прошедшая неделя принесла новые поводы рассказать, что способствовало необходимости таких вложений.

«Каминг-аут» по-анопински

20 февраля работников стекольного завода заставили прийти на собрание трудового коллектива. В президиуме – генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов, уполномоченный по защите прав предпринимателей Владимирской области Алла Матюшкина, заместитель руководителя Государственной инспекции труда в регионе Наталья Ходак и председатель комитета по промышленной политике, науке и импортозамещению администрации области Юлия Бабаева.

Пребывая в крайне возбужденном состоянии, переходя на истерический крик, не стесняясь при властных дамах и трудовом коллективе называть бывшего директора завода, а с ним и кредиторов, правоохранителей, региональную власть «сволочами» (аудиозапись собрания есть в редакции), Смирнов, по сути, совершил «каминг-аут»: открыто и добровольно признался в откровенной лжи, которую он множил в своих открытых письмах и статьях. 

Уже год кредиторы ООО «РАСКО» дают пояснения на всех уровнях: Смирнов вводит в заблуждение властные и судебные органы, заявляя, что он погасил долги ООО «РАСКО». По факту – это переуступка прав требований, то есть ранее РАСКО было должно газовикам, энергетикам, банку, а теперь эту же сумму должно «Экспо Гласс».

Смирнов с трибуны вдруг проговорился, цитируем: «Мы заплатили все долги. Мне говорят: «Так ты ж потом их выставишь». Конечно, перевыставлю! Я что, благотворительная организация? Пусть губернатор в области найдет благотворительную организацию, она придет в очередной раз, возьмет 1,8 миллиарда, заплатит за Миронова...».

Признался, но повернул так, как будто это он погасил 1,8 миллиарда. Нет, таких долгов у РАСКО не было, и Смирнов выкупил долг только в размере 344 млн рублей, причем эти деньги получены в кредит под залог РАСКО. Стоит и далее верить нечестности бизнесмена Смирнова?

Банкрот – раз, банкрот – два

Почему Смирнов вцепился в Анопино, когда у него есть стекольный заводик в Курлово? Да, все считают, что завод «Символ» принадлежит ООО «Экспо Гласс» и Смирнову, но оказывается, что это не так.

В 90-х во Владимире сформировалась группа бизнес-партнеров в составе Юрия Хигера, Александра Смирнова, Сергея Филиппова. Позже к ним присоединился Денис Смолин. Были в их рядах и другие, повторяющиеся из ООО в ООО взаимозависимые лица, но они не претендовали на роли стратегов и тактиков, а больше походили на чисто технических персон.

Безусловно, мозговым центром стал Хигер, за плечами у которого один из передовых вузов страны – МВТУ имени Баумана. Партнеры устремили инвестиции в строительный бизнес, а затем достаточно успешно обосновались в области аренды и управления собственным или арендованным нежилым недвижимым имуществом. 

Александр Смирнов числился «операционистом», креативить финансовые схемы было его функционалом, хотя образованием похвастаться он не может: по сей день диплом не получил, не освоив программу высшего образования в инженерно-строительном институте.

За Смолиным закрепилась роль «решалы» и члена команды, который берет на себя риски. 

Источники сообщают, что Хигеру было комфортно именно в недвижимости, а вот Смирнову хотелось большего. Потому, когда у ЗАО Фирма «Символ», известного завода с лебедями на эмблеме, начались сложные времена, рядом со знаменитым генеральным директором Юрием Каперским как бы невзначай оказались Смирнов и Смолин. Для захода на завод были учреждены ООО «Константа», учредителем и директором в нем поставили Смолина, и еще два ООО – «Инвестор» и «Завод Символ», гендиром в
последнем в итоге также стал Смолин. 

Компании распределили функции для работы на отжатом заводе по запутанной схеме. «Инвестор» владел имуществом, не занимался операционной деятельностью, предоставлял в аренду недвижимость и оборудование. «Константа» производила стекольную продукцию, владела частью оборудования, закупала сырье и реализовывала готовую продукцию. «Завод Символ» производил листовое стекло, арендовал у «Инвестора» производственные объекты. Эксперты поясняют, что такие нагромождения, как правило, формируются с целью совершения фиктивных сделок, вывода прибыли, ухода от налогов.

Далее Смирнов и Смолин якобы под запланированную модернизацию производства взяли кредит в КБ «Интеркоммерц». Поручителями и залогодателями стали все компании, в том числе и ООО «Экспо Гласс», учрежденное позже всех, в 2012-м, и принадлежащее сейчас на 100% Смирнову.

Зачем такие подробности? Чтобы опровергнуть заявления Смирнова о необоснованном вмешательстве в его бизнес правоохранителей. Как известно, модернизацию на «Символе» выполнили процентов на 40-50, а половина денег бесследно исчезла. Уже год идут экспертизы и следственные мероприятия для сбора доказательств по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ» в связи с невозвратом кредита в размере 1,6 млрд рублей.

Что имеем по факту? ООО «Инвестор» ликвидировано в 2015-м, ООО «Константа» и ООО «Завод Символ» стали банкротами в 2020 году. 

ФОТО ДЛЯ РАСКО.jpeg
Так сотрудники завода «Символ» заблокировали автомобиль Дениса Смолина за невыплату заработной платы. Сегодня Смолин по-прежнему партнер Смирнова.

Банкрот номер три

В 2014 году Смирнов, Филиппов и Хигер приобретают контрольный пакет акций ОАО «ВладАлко», занимающегося производством дистиллированных питьевых алкогольных напитков.

В 2018 году на предприятии начались массовые увольнения. Летом 2019 года Управление Следственного комитета возбудило уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов на добавленную стоимость и прибыль. По данным Следкома, общая сумма налоговой недоимки превысила 51 млн рублей. По версии следствия, руководство предприятия заключало фиктивные сделки, в том числе со взаимозависимыми и подконтрольными лицами и контрагентами, в налоговые документы заносились ложные сведения, уменьшающие доходы от реализации продукции. Предположительно, предприятие уклонилось от выплаты НДС на 40 млн рублей и налога на прибыль свыше 11 млн рублей. С 26 сентября 2020 года «ВладАлко» находится в процедуре банкротства.

Белый и пушистый?

Генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов позиционирует себя промышленником, а свою компанию, соответственно, промышленной. По факту же в собственности «Экспо Гласс» нет промышленных предприятий, компания – типичный арендатор чужого оборудования и мощностей. И, как показывает анализ ее деятельности, типичный ликвидатор. Ситуация, когда завод «Символ» как бы есть у Смирнова, но его и как бы нет, наталкивает на мысль, что такая схема реализовывается неспроста.

Выставленное на торги имущество ООО «Завод Символ» и ООО «Константа» – тот самый завод «Символ» – распродано своим компаниям за копейки. Но и после завершения банкротства «Экспо Гласс» не спешит собрать раздробленный завод в единое целое. По крайней мере, более 200 единиц стекольного оборудования числится на некоем ИП (название есть в редакции) и «Экспо Гласс» не только пользуется этим оборудованием, но и обеспечивает им свои залоги по кредиту. 

Веб-сервис для проверки контрагентов показывает, что компания Смирнова серьезно закредитована: известно о шести заемных договорах – трех в ББР Банке и трех, оформленных в конце 2020 года, в Сбербанке. Причем «Экспо Гласс» обеспечивает себе залоги в том числе и имуществом РАСКО – в перечне заложенного 50 наименований недвижимости и более 250 единиц стекольного оборудования (акцентируем: находящегося у него в аренде). По открытым отчетам юрлиц можно предположить, что «Экспо Гласс» не рассчитывается должным образом по кредитам, в отчетности цифра заемных средств не уменьшается. 

При этом оборудование завода «Символ» объективно устаревшее и изношенное, печь для производства стеклотары выработала свой ресурс еще 2-3 года назад. Строить новую – удовольствие весьма дорогостоящее: аналогичная анопинской обойдется не менее чем в 1,2 млрд рублей. Так что на сегодня Анопинский завод – единственное производство, которое по-царски кормит Смирнова.

Постскриптум

А что же приглашенные на собрание чиновницы? Их финальные речи дают основание сделать вывод, что Смирнов использовал их статусы в свою пользу, поставив дам в весьма щекотливую профессиональную ситуацию. Одна предлагала «отфиксировать необходимости <...> вашей площадки». То есть взять и отдать Смирнову чужое имущество, на которое у него нет прав.

Другая почему-то не поинтересовалась о «святом» – а как оформлены работники РАСКО в «Экспо Гласс»? Отвечаем: по срочным договорам, а до этого в ООО «РАСКО» у них были бессрочные.

Третья пообещала Смирнову звонить в Фонд развития промышленности и просить для него 300 млн рублей. На что просить? На завод, который не принадлежит ни ООО «Экспо Гласс», ни бизнесмену Смирнову? Как-то это вырисовывается в сомнительную комбинацию: пролоббировать у государства деньги на развитие того, что не принадлежит Смирнову, и по закону должно пойти с молотка... Причем за то, чтобы завод как можно скорее пошел с молотка, больше всех ратует Смирнов, за которого чиновница, по сути, поручилась на собрании трудового коллектива.

Источник: ТОМИКС

Возврат к списку