Анопинский стекольный завод
официальный сайт

Новости


17
сентября

Две стороны одной медали

27 августа первый заместитель губернатора Александр Ремига в рамках рабочей поездки в Гусь-Хрустальный район посетил предприятия стекольной отрасли

27 августа первый заместитель губернатора Александр Ремига в рамках рабочей поездки в Гусь-Хрустальный район посетил предприятия стекольной отрасли

К этому визиту тщательно подготовился арендатор Анопинского стекольного завода Александр Смирнов – он разыграл для куратора промышленности и экономического развития Владимирской области целый спектакль. Причем со сценами благополучия, вплетенными в канву японских кайдзен*-мотивов, и челобитной в стиле русского народного творчества. Каким образом Смирнов прикрывал свои истинные неблаговидные цели и что осталось за кулисами спектакля – в нашем материале.

*Кайдзен – японская философия, цель которой состоит в постоянном улучшении производственных процессов, оптимизации управления, работе над всеми аспектами жизни сотрудников.

Раско_2.jpg

фото - ИА ПроВладимир 

Камень за пазухой

Ровно за неделю до визита в Анопино первого вице-губернатора на заводе произошло заслуживающее внимания событие. Как отмечают очевидцы, Александр Смирнов появился на территории в подавленном настроении. Собрал своих приближенных – начальников служб, тех, кто почти два года яро и яростно надсматривает над рабочими стекольного завода. Со слов одного из разговорчивых участников этой встречи, Смирнов произнес:

Мы с вами вступаем в период очень ответственной борьбы. У наших конкурентов очень сильные позиции, меня же никто не поддерживает. Поэтому мне нужна ваша помощь и ваша поддержка. Хотите ли вы перемен? Поддержите ли вы меня, если надо будет выйти на митинг с плакатами?

В ответ раздалось классическое «одобрям-с»:

Поддержим, выйдем на митинг, рабочих поднимем за вас, Александр Юрьевич!

Конечно же, Александру Ремиге не рассказали о планируемой акции с выводом рабочих анопинского завода на митинг. А не рассказал об этом Смирнов потому, что прекрасно понимал: в глазах власти надо быть социально ответственным работодателем, а описанное выше – не что иное, как нарушение социального равновесия в регионе, умышленное нагнетание обстановки на градообразующем предприятии, по факту – подстрекательство зависящих от него людей. Ведь многие в Курлово и Анопино знают, это только под фото и видеокамеры Смирнов рабочим – отец родной, а в реальности он иначе распоряжается человеческими судьбами, рабочих просто заставят выйти на митинг под угрозой увольнения.

Вопреки задачам власти и ВВП

Но митинг – не единственный факт, который Александр Смирнов не включил в свою речь об Анопино для ответственных лиц из администрации Владимирской области и Минпромторга РФ. Принимая важных персон на территории не принадлежащего ему завода, он скромно умолчал о других «достижениях», которые кардинально расходятся с задачами, поставленными властью.

Например, в части кадровой политики. Известно ли первому вице-губернатору, что с завода увольняют жителей поселка и штучные специалисты-стекольщики снимаются с родных мест, уезжают работать в другие регионы? В поселках при стекольных заводах традиционны династии, для подрастающего поколения всегда было само собой разумеющимся продолжить трудовой путь деда и отца. Так что из-за оттока населения назревает проблема миграции, что уже зафиксировано в Курлово и Анопино.

А вместо стекловаров к печам ставят рабочих из Средней Азии, у которых зачастую нет допуска к работе на объектах повышенной пожароопасности: действия дешевой иностранной рабочей силы могут повлечь гибель людей, привести к техногенной катастрофе...

К слову, гастарбайтеры у печей в Анопино и Курлово – это уже о другой задаче, поставленной намедни самим Владимиром Путиным. «…именно невыполнение требований технической, промышленной безопасности ведет как раз к техногенным проявлениям негативного характера, к авариям или к чрезвычайным ситуациям… И задача государства защитить население и территорию России от подобных проявлений», – подчеркнул президент страны.

Но навряд ли местные Ростехнадзор и МЧС выявят такие нарушения: Смирнов прочно обложился связями в Гусь-Хрустальном районе, его вовремя предупредят свои люди, и он вывезет этих «приглашенных рабочих» в «Газели» с затемненными стеклами. Так и было в декабре, когда местные правоохранительные органы не обнаружили в анопинском цехе тридцать выходцев из Средней Азии, проживающих там без документов и права покидать территорию. Все их видели, а правоохранители… не обнаружили.

В общем, для первого вице-губернатора всё это беззаконие упаковали в иероглифы японской философии непрерывного совершенствования, убеждая его в целенаправленном движении по дороге к неизменному успеху.

Фига за спиной

Когда пробная волна дезинформации, как показалось Александру Смирнову, удалась, он достал следующий свой «козырь» – открытое письмо. С первых и до последних строк из этой челобитной льется лукавство и ложь.

Например, вот: Смирнов обвиняет «Миронова В.Н. и кредитора «ТК Сибирь-Ойл» <...> в злоупотреблении правами исключительно с целью процессуального затягивания рассмотрения обоснованности требования ООО «Экспо Гласс» и проведения первого собрания кредиторов ООО «РАСКО».

Однако Александр Юрьевич запамятовал, что существует судебный запрет в виде обеспечительных мер на проведение первого собрания кредиторов, и эти меры приняты по инициативе ООО «СФК». Именно этот кредитор выступил инициатором обращения в арбитражный суд, и суд его заявление о принятии обеспечительных мер удовлетворил. Основная же ложь – это утверждение, что ООО «Экспо Гласс» погасило задолженности ООО «РАСКО» перед:

- ООО «Газпром Межрегионгаз Владимир» (53 655 055,66 руб.);

- ООО «Энергосбыт Волга» (24 905 097,18 руб.);

- ББР-Банком (свыше 350 млн руб.).

В своем письме Смирнов сообщает: «Определениями Арбитражного суда Владимирской области от 17.10.2019г. по делу №А11-10011/2018 приняты к производству заявления ООО «Экспо Гласс» о включении в реестр требований кредиторов ООО «РАСКО» задолженности 24 905 097,18 рублей, 53 655 055,66 рублей и 463 520 444,24 рублей как обеспеченных залогом должника (с учетом уточнения 513 801 445,27 рубля)».

Сравните суммы задолженности и суммы в арбитражном деле: они являются прямым подтверждением не погашения долга, а выкупа задолженности. В чем разница? Погасить – значит освободить должника от этого долга. А ООО «Экспо Гласс» скупает права требований, заключает договоры уступки, в результате чего ООО «РАСКО» по-прежнему с долгами, только раньше оно должно было газовикам, энергетикам и банку, а теперь эту же сумму – одному Смирнову.

Невольно возникают вопросы: Смирнов настолько необразован, что не может отличить погашение долга от уступки прав? Или настолько возомнил себя безнаказанным, что считает возможным вводить в заблуждение первого вице-губернатора, а с ним и представителя Минпромторга и исполнительного директора «Ассоциации производителей стеклотары»?

Нужны еще факты лжи? Например, про вложения в завод 240 млн рублей – это голословное заявление, нет ни одного подтверждающего документа. Как нет и подтверждения факта погашения зарплаты, и велика вероятность, что эта сумма завтра появится в реестре как переуступленная.

И, конечно же, в «открытом» письме нет правды о том, как Смирнов в компании с Евстигнеевым самовольно разобрали завод РАСКО в Воронеже, чем нанесли убытков на 1,5 млрд рублей.

Не сказано и о том, что после разбора завода в Воронеже суд вынес решение об обеспечительных мерах и арестовал всё неразобранное и неразграбленное имущество РАСКО. И защитили это имущество именно кредиторы, а не залогодержатель, управленцы и арендатор. Именно кредиторы бьют тревогу по поводу того, что анопинскому заводу грозит судьба предприятия в Курлово. Что как раз не голословно: уголовное дело о преднамеренном банкротстве завода «Символ», по которому проходит и Смирнов, никто не отменял, по-прежнему в рамках этого дела проводятся следственно-оперативные мероприятия.

А всего ББР Банк, Евстигнеев и Смирнов нанесли ООО «РАСКО» ущерб более чем на 1,7 млрд рублей, и в отношении этой группы лиц сейчас проходят доследственные действия в рамках двух уголовных производств. Действительно, только и осталось, что бить челом…

КОММЕНТАРИЙ НЕЗАВИСИМОГО ЮРИСТА

Алексей Илюшин, адвокат, кандидат юридических наук, эксперт Федерального реестра экспертов научно-технической сферы, рег. номер 6482, специалист в сфере банкротства физических и юридических лиц:

Анализ открытых источников (Картотека арбитражных дел, ЕФРСБ, Федресурс и др.) позволяет предположить, что в отношении ООО «РАСКО», возможно, реализуется процедура «контролируемого» банкротства. На это указывает ряд фактов:

- конкурсные кредиторы оспаривают кредитный договор должника с банком, обладающий признаками «технической» кредитной сделки (перекредитование);

- при участии банка должник заключил с ООО «Экспо Гласс» договор аренды своего имущественного комплекса на условиях, рыночный характер которых вызывает обоснованные сомнения. 

Подобные сделки (подозрительные сделки, сделки с предпочтением, злоупотребление правом) постоянно оспариваются и нередко признаются арбитражными судами недействительными. Практика показывает, что именно активные действия кредиторов, надлежащая реакция правоохранительных органов и арбитражного суда дают реальный шанс прекратить банкротство и урегулировать проблемную задолженность в интересах всех кредиторов, должника, государства.

Завершение «контролируемого» банкротства, как правило, сопровождается реализацией имущества должника заинтересованным лицам по минимальной цене («цене отсечения»), что оставляет требования кредиторов и бюджета без удовлетворения.

Оценка правомерности (неправомерности) подобных действий, а также наличия (отсутствия) в указанных действиях признаков составов преступлений, предусмотренных в УК РФ ст. 195 (неправомерные действия при банкротстве), ст. 196 (преднамеренное банкротство), ст. 197 (фиктивное банкротство), ст. 201 (злоупотребление полномочиями), относятся к компетенции следственных органов, которые и должны дать итоговую правовую оценку таких действий.

Контекст: Анопинский стекольный завод, некогда современное и успешное предприятие, в сложный для отрасли период попал в банковскую кабалу. ББР Банк поставил руководить ООО «РАСКО» (принадлежат два завода – в Анопино и Воронеже) своего директора – Андрея Евстигнеева. В то время положение РАСКО не было удручающим и заводы планомерными, эффективными мерами можно было вывести из тяжелого положения. Благо буквально накануне весь стекольный комплекс в Анопино прошел «холодный» ремонт – то есть капитальный, с переоснащением и модернизацией оборудования, гарантирующий эксплуатацию площадки как минимум еще на восемь лет.

Но, как показали события, жизнь предприятия и благополучие работников не интересовали банкиров и управленцев. Потому анопинский завод вместе с людьми сдали за копейки ООО «Экспо Гласс», позволив его директору и собственнику завода «Символ» Александру Смирнову получать в месяц около 25 млн рублей, а возвращать в ООО «РАСКО» за аренду менее 700 тыс. рублей в месяц. Завод же в Воронеже вообще уничтожили в апреле этого года.

Ни директор Евстигнеев, ни арендатор Смирнов не скрывали своих целей: максимально быстро обанкротить и купить предприятие – опять же за копейки. Они считали, что реализовать такую схему не сложно, так как у Смирнова уже имеется опыт преднамеренного банкротства завода «Символ», что стало поводом для обысков в феврале 2020 года и предметом уголовного дела, по которому проходит и сам Смирнов.

Уже весной этого года ликвидаторы планировали чествовать Смирнова как нового собственника анопинского завода, но в процесс вмешались сначала собственник настоящий, а затем группа кредиторов.

Источник: Томикс

Читать полностью
11
сентября

Стекольный кластер мог возникнуть во Владимирской области два года назад

В минувший вторник на пресс-конференции первого вице-губернатора Владимирской области Александра Ремиги ожидаемо был поднят вопрос о ситуации в Гусь-Хрустальном районе. Тут продолжаются судебные тяжбы вокруг анопинского завода РАСКО. Обремененное долгами предприятие находится в стадии банкротства. Приход нового крупного инвестора в лице РАТМ Холдинга может сильно повлиять на дальнейшее развитие стекольного кластера в регионе.

Стекольный кластер мог возникнуть во Владимирской области два года назад!

В минувший вторник на пресс-конференции первого вице-губернатора Владимирской области Александра Ремиги ожидаемо был поднят вопрос о ситуации в Гусь-Хрустальном районе. Тут продолжаются судебные тяжбы вокруг анопинского завода РАСКО. Обремененное долгами предприятие находится в стадии банкротства. Приход нового крупного инвестора в лице РАТМ Холдинга может сильно повлиять на дальнейшее развитие стекольного кластера в регионе.

Вопрос вице-губернатору о будущем стекольного кластера

Напомним, на прошлой неделе на встрече с прессой глава департамента экономического развития Владимирской области Александр Ярошевский заявил, что между инвестором и местным бизнесом никакого конфликта нет.

Однако конфликт интересов определенно есть, он назревает вокруг анопинского завода РАСКО, и его отголоски прозвучали уже на этой неделе на пресс-конференции вице-губернатора…

– Со стекольщиками мы встретились две недели назад, – сообщил прессе Александр Ремига. – Был обозначен пул вопросов: как они между собой могут взаимодействовать, чем мы можем им быть полезными, как поддержать. Задача была в этом. Кластер по стеклу логичен в наших условиях, тем более есть несколько потенциальных инвесторов, которые хотят зайти в регион. И мы понимаем, что один инвестор может держать в тонусе остальных – кооперация выстраивается сама собой...

От СМИ тут же последовали вопросы относительно РАТМ Холдинга: по чьей инициативе он пришел в регион?

– Группа РАТМ вышла с инициативой с предложением по двум направлениям: производству удобрений и по производству стекла. По производству стекла модель входа на рынок не была обозначена, только объем инвестиций – 2,5 миллиарда. Сценарии следующие: покупка действующего бизнеса или создание нового. Дорожная карта будет представлена на этой или на следующей неделе, – ответил Александр Ремига.

– Вы проверяете бэкграунд компаний, которые приходят? – спросил редактор «Зебры» Петр Фокин, – вас не смутило то, что пишут о РАТМ Холдинге...

– Давайте по факту судить. Пока инвестор обозначил то, что хочет проинвестировать в нашу экономику 2,5 миллиарда и зайти еще с проектом по производству удобрений – я противопоказаний не вижу. Когда озвучит модель, будем принимать решения. Вы не забывайте один факт важный: если два хозяйствующих субъекта договорятся о покупке или продаже предприятия, государство вообще не должно вмешиваться. Если будет что-то противозаконное – мы не останемся в стороне.


Железное обоснование арендатора

Вопросы, заданные вице-губернатору на пресс-конференции, не были случайны. Они содержали посылы, опубликованные в открытом письме владельца и генерального директора компании «Экспо Гласс» Александра Смирнова к все тому-же вице-губернатору Ремыге. В конце августа письмо разместил на своем сайте «ПроВладимир».

В документе есть совершенно прозрачное обоснование того, почему арендатор завода РАСКО в Анопино – компания «Экспо Гласс» обязательно должен стать его владельцем.

Среди ключевых аргументов:

Именно администрация Гусь-Хрустального района Владимирской области обратилась к ООО «Экспо Гласс» в октябре 2018 года с просьбой рассмотреть вопрос и взять в аренду производственные мощности сильно задолжавшей в то время компании «РАСКО» в Анопино Гусь-Хрустального района, с целью недопущения остановки предприятия и всплеска безработицы.

Условием этого «акта милосердия» было погашение задолженности «РАСКО». И, как сообщается в письме, ООО «Экспо Гласс» в полном объеме исполнило этот долг, а именно:

– долг перед ООО «Газпром Межрегионгаз Владимир» погашен 12.09.2019г. в размере 53 655 055,66 рублей;

– долг перед ООО «Энергосбыт Волга» погашен 13.05.2019г. в размере 24 905097,18 рублей;

– долг перед ББР Банком погашен на текущий момент в размере свыше 350 млн рублей,

– долги по заработной плате работникам в размере около 50 миллионов рублей погашены полностью.

Также в письме сообщается, что в реконструкцию и модернизацию производственной площадки в п. Анопино «Экспо гласс» вложил в общей сумме свыше 240 млн руб.

И потому действия учредителя «РАСКО» Виталия Миронова по оспариванию договора аренды между «РАСКО» и «Экспо Гласс» ни что иное как злоупотребление правом и попытка затянуть банкротство завода, - сообщается в письме.

Спасители ли?

Наверное, справедливо было бы, если погибающий завод, спасенный арендатором, позволили бы выкупить в первую очередь этому арендатору. Тем более такие серьезные деньги арендаторы вложили, станки отмыли, чипы к рабочим прикрепили – в целях повышения производительности (об этом читаем в той же статье "Провладимира")…

Однако, при более пристальном изучении представленных директором «Экспо Гласс» аргументов, картина начинает резко меняться. Начнем с погашенных долгов.

В том же письме, где перечислены долги, погашенные арендатором, чуть ниже можно прочитать:

«Общество с ограниченной ответственностью «Экспо Гласс» является кредитором Общества с ограниченной ответственностью «РАСКО». Определениями Арбитражного суда Владимирской области от 17.10.2019г. по делу №А11-10011/2018 приняты к производству заявления ООО «Экспо Гласс» о включении в реестр требований кредиторов ООО «РАСКО» задолженности 24 905 097,18 рублей, 53 655 055,66 рублей и 463 520 444,24 рублей как обеспеченных залогом должника (с учетом уточнения — 513 801 445,27 рубля)».

То есть «Экспо Гласс» за время своей «гуманитарной акции» по спасению предприятия дополнительно повесил на РАСКО 513 миллионов рублей! Те самые долги, которые якобы погашены, теперь просто включены до рубля в реестр требований. А это не погашение, а то, что на языке юристов называется «скупка прав требований». И РАСКО от этого не стало легче дышать.

Что еще? 214 миллионов вложены в реконструкцию и модернизацию? Проверить этот аргумент на закрытом предприятии очень непросто. Особенно если учесть тот момент, что параллельно с «модернизацией» анопинского завода РАСКО, в Воронеже разбирали целый стекольный завод РАСКО стоимостью в полтора миллиарда рублей – со всем имуществом и оборудованием. Куда все оборудование делось? Как испарилось! А демонтаж шел, по сути, под руководством тех же людей, поставленных «ББР Банком», что занимались конкурсным управлением в Анопино. Подробнее читайте на МИГ-ТВ. На фото ниже то, что осталось от завода в Воронеже.

Можно предположить, что именно это, перевезенное из Воронежа оборудование, теперь и позиционируется как «обновление и модернизация» завода в Анопино.

Ну а пока в Воронеже погибал завод РАСКО, производственная площадка анопинского завода эксплуатировалась «Экспо Гласс» очень бодро. Согласно открытым данным, прибыль «Экспо Гласс» в 2019 году выросла по сравнению с 2018 годом почти на полтора миллиарда рублей! И, по мнению экспертов, в 2019 году «Экспо Гласс» существенно улучшил свое благополучие именно благодаря работе на площадях завода РАСКО, так как печь завода «Символ» в Курлово практически исчерпала свой ресурс.

Даже если господин Смирнов вложил деньги в анопинский завод, он давно отбил все затраты за счет чужого производства. Ведь договор аренды производственных мощностей РАСКО при этом был таким — всего около 700 тысяч в месяц. Именно этот кабальный договор аренды, из-за которого росли долги РАСКО, стал основанием юридических тяжб между учредителями РАСКО и «Экспо Гласс».


Двойной долг

Да, именно курловское ООО «Экспо Гласс» и его хозяин Александр Смирнов готово и очень хочет получить анопинское предприятие, как обладатель основной задолженности РАСКО. Но кому по факту будет принадлежать завод? Ведь банкротства РАСКО ждут десятки кредиторов, от имени группы которых идут суды (а не только от «Сибирь Ойл», как указано в письме Смирнова).

Задолженность РАСКО досталась «Экспо Гласс» в результате весьма любопытной схемы: основной кредитор РАСКО — «ББР Банк» кредитовал «Экспо Гласс» под залог анопинского завода для выкупа задолженности. Сложно? Попробую еще раз.

1. «Экспо Гласс» пришел на завод РАСКО как арендатор.

2. Потом взял денег у «ББР Банка» под залог завода, на котором сидит как арендатор.

3. «Экспо Гласс» выкупил на эти деньги долг предприятия у «ББР Банка» и стал основным кредитором!

Очевидно, что при таком раскладе завод после банкротства будет принадлежать ООО «Экспо Гласс», которое, в свою очередь, должно только «ББР Банку». Прочие кредиторы будут отсечены и с заводом в дальнейшем можно делать что угодно – он под двойным обременением. Такая схема в принципе может вызвать много вопросов у юристов. Но пусть с банком, проворачивающим подобные сделки, разбирается центральный регулятор.

А дальше может случиться по привычному сценарию. Как раз сейчас генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирновым уже проходит по уголовному делу о преднамеренном банкротстве завода «Символ», и дело это инициировано не конкурентами, а Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (об этом писал «КоммерсантЪ» )

Но нас, напомню, интересует судьба стекольного кластера. А появление крупного инвестора вполне может спутать планы «Экспо Гласс» и "ББР Банка".

«Бизнес должен сам договариваться»

По слухам, Александр Смирнов недавно в разговоре с коллективом анопинского предприятия задавал вопрос: готов ли народ выйти на улицы с плакатами, если речь пойдет о расторжении договора аренды...

Так это или нет, но в любом случае ставки в игре вокруг Анопинского стекольного завода максимальные. В ход пойдут все возможные инструменты давления на оппонентов. В том числе фактор социально напряженности. Не случайно в письме Смирнова упоминается, что якобы «Экспо Гласс» пришел в Анопино после обращения районных властей и «с целью недопущения остановки предприятия».

— На самом деле в конце 2018 года были альтернативные варианты решения проблемы завода РАСКО в Анопино, — пояснил "Царьграду" исполняющий обязанности генерального директора ООО «Сибирское стекло» Антон Мор. — Именно тогда, после подписания соглашения о неразглашении между РАТМ Холдингом и ББР Банком, в банк было отправлено предложение по выводу завода РАСКО из предбанкротного состояния. «Сибирское стекло», как ключевой актив холдинга и серьезный игрок на рынке производства стеклотары, знало о ситуации в РАСКО. Анопинский завод тогда был в хорошем состоянии, с хорошим потенциалом и понятными возможностями по выводу из кризиса. Не получив ответ от банка, «Сибстекло», имеющее в своем портфеле заказы от международных компаний и, соответственно, заинтересованное в увеличении производственных мощностей, направило намерения, потенциал, средства актива и акционера на строительство новой печи в Новосибирске – одной из крупнейших в России. Ее планируют запустить в промышленную эксплуатация в начале 2021 года.

Вот такое было предложение в 2018-м году для Владимирской области! Уже тогда в области могли быть заложены основы мощного стекольного кластера! Однако история пошло по альтернативному пути, продиктованном банком. Именно «ББР Банк» при поддержке администрация района решил, что выгоднее иметь дело с маленькой компанией из Курлово, а не с серьезным холдингом. И теперь поворота в обратном направлении определенные лица очень не хотят.

Поэтому и прозвучал журналистский вопрос на пресс-конференции вице-губернатора Ремыги:

— Говорят, что эти люди (РАТМ Холдинг) участвовали в мутной истории с заводом в Анопино и если «Экспо Гласс» перестанет платить работникам…

— Я все это знаю, поверьте. Ситуацию в Курлово, в Анопино я знаю и с одной, и с другой стороны, и из прессы, и из документов, — прервал дискуссию вице-губернатор Александр Ремига. — Единственный сценарий: когда два субъекта взаимовыгодно договорятся между собой. Противозаконных действий мы не допустим. Можно фантазировать сколько угодно. Но есть вещи, в которые администрации, государству в целом, не надо вмешиваться. Бизнес должен сам договариваться.

Источник: ЦАРЬГРАД

Читать полностью
14
августа

Кто перепишет сценарий?

24 июля 2020 года у административного корпуса Анопинского стекольного завода, что в Гусь-Хрустальном районе, остановился автомобиль Межрайонного отделения судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Владимирской области. Приставы, пройдя на территорию через кордон вооруженного ЧОПа, приступили к описи всего движимого и недвижимого имущества ООО «РАСКО».

24 июля 2020 года у административного корпуса Анопинского стекольного завода, что в Гусь-Хрустальном районе, остановился автомобиль Межрайонного отделения судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Владимирской области. Приставы, пройдя на территорию через кордон вооруженного ЧОПа, приступили к описи всего движимого и недвижимого имущества ООО «РАСКО».

Эпизод первый и последний

Есть в кинематографе такой прием, когда в начале фильма зрителю показывают, что ждет его в финале, то есть чем закончится основной конфликт. Называется инверсией, по-простому – перестановкой. Этой самой перестановкой нас, зрителей, увлекают и держат в напряжении, детально раскручивая события.

Так вот, если использовать инверсию для очередной серии сериала под названием «Как убивают РАСКО», то первый эпизод будет таким: пристав заходит в стекловаренный цех, за ним гулким эхом следуют его шаги, государев человек в погонах в недоумении обводит взглядом пустое, девственно чистое пространство и, будучи уже не в силах скрыть чрезмерное удивление, произносит: «А завод-то где?».

Ну а если не как в кино, а по-бюрократическому, то приставы, описывая имущество, не нашли … две стекловаренные печи, принадлежащие ООО «РАСКО». Не надо быть специалистом в области стекольного производства, чтобы понять, что печь – это не погрузчик, который случайно мог выехать за ворота, забуксовать в песчаных почвах Гусь-Хрустального района и не вернуться на родной завод.

Печь, как известно, – монументальная конструкция, своим ходом причал родного цеха не покинет. Хотя и напоминает многопалубный корабль высотою в пятиэтажный дом и водоизмещением в 2500 тонн (то есть 2 500 000 кг!).

Эпизод судебный

А с чего это вообще приставы приехали на стекольный завод?

Завод же успешный, как везде рассказывают его незаконный директор Андрей Евстигнеев и такой же незаконный арендатор Александр Смирнов.

Успешный – да, но исключительно в устах этой организованной группы лиц, которая бегает по присутственным местам Владимирской области и повествует чиновникам ранга повыше и пониже, а также людям в форме силовых ведомств и контролирующих органов, какие они, Евстигнеев и Смирнов, доблестные спасители завода и радетели за его рабочих. Только вот во всех таких забегах держат они фигу в кармане, ибо по факту заготовили уже для завода «свидетельство о смерти». Причину они обозначат хроническую, завуалировав сложным диагнозом банальное преднамеренное банкротство. Так что осталось им только внести дату смерти предприятия, на котором трудятся около 300 человек. Пока трудятся.

Сгущаем краски? Отнюдь! Снимаем метровую толщу лжи, старательно утрамбованную ликвидаторами Евстигнеевым и Смирновым под покровительством ББР Банка. И делаем это потому, что есть еще мизерная возможность вытащить больного с того света, обеспечив емуподачу кислорода через маску. Ведь если доведут до ИВЛ, то итог может быть плачевным – с того прибора мало кому удается сползти живым.

Итак, 16 июля Арбитражный суд Владимирской области своим определением арестовал имущество ООО «РАСКО». То есть обеспокоенные кредиторы смогли доказать, что стекольное предприятие методично убивают, используя как уже отработанные схемы, примененные ранее на заводе «Символ» в Курлово, так и придумывая новые. Стоит напомнить, что в настоящее время уголовное дело, инициированное Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» по факту преднамеренного банкротства завода «Символ», находится в активной фазе и попытки спустить на тормозах оперативно-следственные мероприятия на дружественном Смирнову уровне гусевских правоохранителей потерпели крах.

А веским доказательством новой схемы, которое арбитражный суд принял во внимание, стал факт разбора, а по сути – уничтожения, филиала РАСКО в Воронеже, где и были приписаны потерянные стекловаренные печи. А на них, составляющих конкурсную массу, у кредиторов была надежда: в результате реализации оборудования должник в лице ООО «РАСКО» мог хотя бы частично вернуть им долги. Ведь всё, что было в цехах воронежского завода, оценивалось по рыночной стоимости в 1,5 миллиарда рублей.

«Сатана там правит бал», – поет куплеты Мефистофель в опере Гуно «Фауст», более известные фразой «Люди гибнут за металл». В нашей «опере» правят бал Евстигнеев и Смирнов, и у них свой сценарий для эпизодов этого дела. Правда, на заседании Арбитражного суда им пришлось признаться в уничтожении имущества завода в Воронеже. Конечно, не лично Евстигнеев и Смирнов с «болгаркой» и кувалдой бегали по цеху. Но то, что они наняли для реализации своих корыстных целей компанию, специализирующуюся на разборе промышленных объектов, только усиливает «криминальный аспект»: возможно, действия совершены устойчивой группой лиц по предварительному сговору – так, кажется, подобное деяние квалифицируется в Уголовном кодексе РФ.

Эпизод исполнительный

Описанное имущество уместилось в 1039 пунктов. Есть там и «циклон осадитель», и «детская площадка», и «кран-балка», и «клуб площадью 1 353 кв.м», и «ножницы гильотинные», и много чего еще.

Далее приставы должны обеспечить сохранность арестованного имущества. Но завод, как телевизор или автомобиль, конфискованные за неуплату банку кредита или за долги по алиментам, на склад не отправишь, на спецплощадку не загонишь.

Завод надо передать на ответственное хранение тому, кто сможет обеспечить его сохранность. У стекольного производства есть специфика: стекловаренную печь нельзя остановить, производство стеклотары – процесс непрерывный. Следовательно, чтобы оборудование завода пребывало до момента снятия ареста в должном состоянии, его надо передать тому, кто будет не только правильно эксплуатировать, но и своевременно проведет необходимые технологические ремонты для поддержания рыночной стоимости всего комплекса. Да, задача непростая, но решаемая. И как же поступают приставы, уже недосчитавшиеся печей-то в реестре оборудования? А приставы идут по пути наименьшего сопротивления: передают всё это оборудование на сохранность... гендиру ООО «РАСКО» Евстигнееву, который, конечно, не резал «болгаркой» оборудование на воронежском заводе, но лично дал команду разобрать, а на деле – уничтожить, филиал завода.

А теперь догадайтесь, что делает Евстигнеев с арестованным оборудованием, которое должен сохранить в соответствии с законами РФ? Ведь, как известно, в штате «РАСКО» нет работников, потому гендир физически не сможет обеспечивать сохранность завода даже в режиме вынужденного простоя, когда не происходит процесса формования изделий: все стеклоформующие машины стоят, но при этом готовая качественная стекломасса, на изготовление которой затрачивают серьезные ресурсы, поступает из печи и тут же направляется на грануляцию (стеклобой), а затем обратно в печь, и такой круговорот нельзя остановить.

Вопреки не только здравому смыслу, но и постановлению ФССП РФ, Андрей Евстигнеев преподносит всё это оборудование... Александру Смирнову, который, как мы помним, сам кувалдой по цеху в Воронеже не орудовал, но всячески способствовал уничтожению чужого оборудования.

И Смирнов со своим ООО «Экспо Гласс» продолжает выплачивать Евстигнееву за аренду 20 объектов, хотя по факту используется больше 50, ежемесячно около 700 тысяч рублей, получая в месяц прибыли на 25 миллионов рублей. А в год – 300 миллионов.

Не правда ли, много фактов изысканного попирания законов на один горемычный завод?

Настолько много этих фактов, что естественно возникает вопрос: а государственные органы, обеспечивающиеся законность во Владимирской области, в курсе, что происходит на вверенной им территории?

Эпизод пророческий

Ну а теперь честно расскажем, что будет дальше, ведь не для красного словца мы сообщили о подготовленном для Анопинского завода «свидетельстве о смерти».

Итак, уже сегодня ясно, что Смирнов, частично выкупивший долг РАСКО, понимает, что не сможет включиться в реестр требований кредиторов. И причина этого кроется не только в аффилированности «Экспо Гласс» с гендиром РАСКО Евстигнеевым, но и в том, что на текущий момент в материалы арбитражного дела не представлены многие доказательства.

Например, доказательства реальности договоров уступки права требования – всем известно, что ООО «Экспо Гласс» не может представить платежные документы, так как не заплатил за долг ББР Банку ни копейки, а только на бумаге показал движение денег. Следовательно, Смирнов не сможет диктовать условия как основной кредитор, не сможет выступить распорядителем этого банкротного бала.

Потому, осознавая, что час его не долог – максимум два года, арендатор ООО «Экспо Гласс» начинает ускоренно эксплуатировать всё оборудование завода, выжимать из механизмов все соки. Ну а у тех, кто намерен спасти завод, и того меньше – счет идет на месяцы, ибо уже достигнута точка невозврата.

Неужели, спросите вы, Евстигнеев и Смирнов так и останутся безнаказанными за действия, которые лишат работы 300 человек, а региональный бюджет – потенциальных налогов? Надеемся, что нет: пока власть и соответствующие органы раскачиваются, кредиторы активно объединяются против беспредела группы «ББР Банк + Евстигнеев + Смирнов».

Им в помощь и заявления собственников РАСКО – в отношении Андрея Евстигнеева и Александра Смирнова уже проводятся доследственные мероприятия по факту причинения вреда филиалу РАСКО в Воронеже на сумму 1,5 миллиарда рублей.

При этом Смирнов является еще и участником дела по преднамеренному банкротству «Символа», правда пока в серьезность намерений правоохранительных органов он не верит – денежки-то с Анопино текут непрерывным потоком. Потому сейчас занят он обустройством своей будущей комфортной жизни: например, шторы в Доме охотника новые повесил. К слову, этот объект числится в описи арестованного имущества под No 9, но Смирнов, видимо, уже считает РАСКО своей собственностью. Еще у него в планах камин доделать – и романтично, и тепло, ну и, опять же, вдруг с электричеством проблемы возникнут... Так что крылатая фраза из «Джентльменов удачи» «Всё, кина не будет! Электричество кончилось!» – это не про РАСКО, в этом сериале еще выйдет несколько серий. Возможно, и отснятых при свете языков пламени камина Дома охотника.

Источник: Томикс

Читать полностью
30
июня

ДСК собирает бутылки

Как стало известно “Ъ-Черноземье“, воронежский актив банкротящегося ООО «Раско» — стекольного завода с участком 3,3 га у ТРЦ «Максимир» — может перейти под контроль местного АО «Домостроительный комбинат» (ДСК). Представители крупнейшего застройщика региона профильный интерес к промплощадке категорически отрицают. Но аффилированное с ДСК ООО «Строительно-финансовая компания» еще в апреле 2019 года за 325 млн руб. выкупило у основного кредитора завода ББР Банка право требования 531 млн руб. долга завода.
Одновременно бенефициары «Раско» пытаются установить виновных в демонтаже оборудования завода и вывозе его на другую площадку. Эксперты полагают, что за материальные активы предприятия должны отвечать его директор и арбитражный управляющий.

Как стало известно “Ъ-Черноземье“, воронежский актив банкротящегося ООО «Раско» — стекольного завода с участком 3,3 га у ТРЦ «Максимир» — может перейти под контроль местного АО «Домостроительный комбинат» (ДСК). Представители крупнейшего застройщика региона профильный интерес к промплощадке категорически отрицают. Но аффилированное с ДСК ООО «Строительно-финансовая компания» еще в апреле 2019 года за 325 млн руб. выкупило у основного кредитора завода ББР Банка право требования 531 млн руб. долга завода. Одновременно бенефициары «Раско» пытаются установить виновных в демонтаже оборудования завода и вывозе его на другую площадку. Эксперты полагают, что за материальные активы предприятия должны отвечать его директор и арбитражный управляющий.

Сегодня арбитражный суд Владимирской области рассмотрит заявление воронежского ООО «СФК» о включении в реестр кредиторов ООО «Раско» требований в размере 552,6 млн руб. Иск СФК был подан еще в октябре 2019 года. По данным “Ъ-Черноземье“, речь идет о покупке структурой Домостроительного комбината долга «Раско» перед ББР Банком. Договор об уступке прав требований (есть в распоряжении „Ъ“) по трем кредитным договорам ООО «Раско» на общую сумму 531 млн руб. был заключен сторонами в апреле 2019 года. Залоговым имуществом по кредитам указываются здания завода, основное из которых занимает площадь почти 30 тыс. кв. м, а также три участка общей площадью 33,3 тыс. кв. м. Стоимость сделки банка с СФК составила 325 млн руб.

В пресс-службе ДСК в ответ на запрос “Ъ-Черноземье“ об интересе компании к активам завода сначала пояснили, что с предприятием «просто заключен договор на охрану». Позже в ДСК добавили, что «Раско» банкротится, его имущество «принадлежит банку». «Банк заключил договор с ЧОП “Вертикаль”, которое в том числе обслуживает и ДСК», — ответили в компании. Гендиректор комбината, депутат гордумы Андрей Соболев рассказал “Ъ-Черноземье“, что на данный момент у компании нет планов по застройке бывшей территории «Раско».

По данным Kartoteka.ru, ООО «СФК» зарегистрировано в Воронеже в 2016 году с уставным капиталом 16,76 млн руб. для покупки и продажи собственного недвижимого имущества. Директор — Лариса Милых. Бенефициарами являются ООО «Стройинвест» и ООО «Фининвест», аффилированные с ДСК. По итогам 2018 года выручка СФК составила почти 32,4 млн руб., чистая прибыль — 3,5 млн руб.

По данным «СПАРК-Интерфакс», генеральным директором ООО «Раско» является Андрей Евстигнеев, совладельцы компании — Дмитрий Дубинов (55%) и Виталий Миронов (45%). Выручка компании в 2017 году составляла 2,45 млрд руб., чистая прибыль — 31,33 млн руб.

Вчера бенефициар ООО «Раско» Виталий Миронов написал заявление в полицию, требуя провести процессуальную проверку по факту демонтажа промплощадки и вывоза оборудования. В заявлении господина Миронова указывается на «фактическое уничтожение имущества общества»: «полное физическое разрушение зданий» и «демонтаж оборудования завода с использованием тяжелой специализированной техники» произошли с февраля по апрель 2020 года. Ущерб оценивается бизнесменом в сумму более 1,6 млрд руб., в заявлении указывается на «захват земельного участка». Воронежская площадка объединяет два основных корпуса завода, ее территория превышает 4 га, следует из пояснений господина Миронова. Предполагается также, что «заинтересованным лицом таких действий может быть СФК». Заявления отправлены в ГУ МВД по Воронежской области и замминистра внутренних дел РФ, начальнику следственного департамента МВД Сергею Лебедеву.

Из-за выявленных фактов уничтожения имущества воронежской площадки арбитражный суд Владимирской области в рамках иска о банкротстве рассматривает требование кредитора ООО «ТК Сибирь-Ойл» отстранить гендиректора «Раско» Андрея Евстигнеева от должности. Также рассматривается иск кредитора об отстранении временного управляющего Алексея Ботвиньева. По мнению заявителя, его «неправомерными действиями» существенно нарушены права и законные интересы должника и его кредиторов. Так, истец полагает, что неприятие мер по обеспечению сохранности имущества должника и привело к причинению ущерба имуществу «Раско» (составляющего его конкурную массу), уменьшению активов, за счет которых кредитор мог бы получить удовлетворение своих требований.

Управляющии партнер юридическои фирмы Tax Compliance Михаил Бегунов допускает, что материальный ущерб может быть взыскан с директора и арбитражного управляющего. Тогда контролирующие должника лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности: «При этом, скорее всего, ситуация будет развиваться долго, так как нельзя исключить привлечение обоих менеджеров к уголовной ответственности. Кредиторы если и получат деньги, то очень мало и нескоро».

Старший юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев подчеркивает, что обязанность арбитражного управляющего обеспечить охрану имущества появляется только в конкурсном производстве, а не на этапе наблюдения. На данном этапе сохранность имущества обеспечивается тем, что на него не обращается взыскание для удовлетворения требований отдельных кредиторов. «Это разные вещи, так как, по сути, от арбитражного управляющего требовали, чтобы он сам охранял имущество, что не входило в его обязанности. Если говорить о том, что управляющий должен был попросить суд о применении обеспечительных мер, например в виде запрета на демонтаж, то стоит понимать, что это мог сделать и сам кредитор. Соответственно, как убыток это могут не квалифицировать», — предположил господин Шалаев.

Источник: Коммерсантъ Черноземье

Читать полностью
29
июня

Завтра суд будет решать судьбу стекольной компании «РАСКО»

30 июня Арбитражный суд Владимирской области может поставить точку в истории компании «РАСКО». Кредиторы настаивают и суд, даже без первичных документов, способен дать ход процедуре банкротства стекольного гиганта. Чем это обернется для сотрудников «РАСКО», жителей Анопино, Гусь-Хрустального района и Владимирской области в целом?

30 июня Арбитражный суд Владимирской области может поставить точку в истории компании «РАСКО». Кредиторы настаивают и суд, даже без первичных документов, способен дать ход процедуре банкротства стекольного гиганта. Чем это обернется для сотрудников «РАСКО», жителей Анопино, Гусь-Хрустального района и Владимирской области в целом?

Банк бесстыдного разрушения

Финансовую систему принято считать кровеносной системой экономики. Банки в ней должны очищать кровь, толкать ее к жизненно важным частям тела. Но бывает и так, что в кровеносную систему попадает паразит. И тогда беда организму. Кровь будет отравлена, органы начнут отмирать.

Мы уже сообщали о ЧП, которое произошло в Воронеже на заводе владимирской компании «РАСКО». Там в мае 2018 года производство встало и в печах застыло стекло. Предприятию просто перекрыли газ. Учредители после этого пытались перезапустить производство, обговаривали с кредитором «ББР Банком» финансирование перезапуска. Сколько на это нужно было денег?

В марте 2019 г. экспертизу неработающего воронежского завода провел приглашенный специалист с 28-летним опытом работы в сфере производства стеклотары Сергей Геращенко. Это был аудит технического состояния производственных мощностей. По его заключению, состояние двух корпусов предприятия было признано удовлетворительным. Составной цех, в котором готовят шихту для варки стекла, мог быть запущен без дополнительных капитальных вложений. Запуск двух печей из трех, общей производительностью 500 тонн стекла в сутки, был вполне возможен. Печи отжига, транспортные линии, инспекционное, упаковочное оборудование были частично разукомплектованы, но снятые блоки находились на складе.

Вот что написал эксперт в своем отчете: «…на 29 марта 2019 в целом состояние производственного комплекса Воронежского стеклотарного завода мною оценивалось как удовлетворительное, требующее определенных затрат (приблизительно около 100 млн руб.) на запуск оборудования в производство и его текущее содержание».

Запомните эту цифру: на восстановление работы предприятия требовалось 100 миллионов. А весной 2020 года воронежский завод просто разобрали. Сделал это директор ООО «РАСКО» Андрей Евстигнеев, поставленный банком, с молчаливого согласия временного управляющего ООО «РАСКО» Александра Ботвиньева.

В июне 2020 года все тот же эксперт Сергей Геращенко сделал совершенно другое заключение, изучив фото и видеоматериалы с предприятия в Воронеже:

«…фактически все оборудование, задействованное на стекольном производстве завода уничтожено (демонтировано), что исключает возможность запуска производства. Здания корпусов находятся в критическом состоянии. По моим экспертным оценкам размер ущерба превышает 1 500 000 000 рублей».

Всего за один год «Банк ББР», залогодержатель компании «РАСКО», уничтожил под корень завод стоимостью в полтора миллиарда! Без работы остались 500 человек. А на восстановление завода надо было всего 100 миллионов.

На очереди Анопино?

30 июня в суде «ББР Банк» и его правопреемники, в том числе компания «Экспо Гласс», которая по документам выкупила долг «РАСКО», а по факту не потратила на это собственные средства в необходимом объеме, будут пытаться включить свои требования в реестр требований кредиторов должника и в последующем избрать своего управляющего ООО «РАСКО». Для чего? В том числе для управления оставшимся пока имуществом – Анопинской производственной площадкой…

Кто-то скажет: «Где Воронеж и где Анопино! Кому это надо: уничтожать стекольный завод в рабочем поселке? Это же не выгодная площадка в городе-миллионере!» Как раз сейчас в соседнем с Анопино поселке Курлово идет контролируемое банкротство стекольного завода «Символ», в котором участвуют «Экспо Гласс» и физические лица Александр Смирнов и Денис Смолин. В результате этого контролируемого банкротства государству в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» причинён ущерб на сумму 1,6 млрд руб.

Примет ли во внимание арбитражный судья, что Смирнов и Смолин, являющиеся главными фигурантами уголовного дела по «Символу», открыто, на глазах суда, реализуют аналогичную схему в «РАСКО»?

Ответственные лица

Лица там вообще интересные. 30 июня на заседания в арбитражный суд Владимирской области приглашен в качестве основного участника разбирательства временный управляющий господин Ботвиньев. Именно определением Арбитражного суда Владимирской Области от 11.09.2019 введена процедура наблюдения в отношении ООО «РАСКО» и утвержден Александр Вячеславович Ботвиньев. Именно под его чутким руководством, еще до последующей процедуры банкротства, разобрали в Воронеже до основания завод «РАСКО».

Ответит ли «могильщик предприятия» Ботвиньев за свою деятельность? В июне 2020 года учредители «РАСКО» подали заявление начальнику ГУ МВД России по Воронежской области с просьбой провести проверку на предмет возбуждения уголовного дела. Человек, прямо или косвенно способствовавший уничтожению российского завода стоимостью в полтора миллиарда, обязан по полной ответить за содеянное. Напомним, что ранее, 15.06.2020, решением Ростовского арбитражного суда господин Ботвиньев за свои художества с имуществом другого предприятия был дисквалифицирован. Но он по-прежнему в обойме людей, эффективно управляющих имуществом должников «ББР Банка»!

Улавливаете тенденцию? Понимаете, кто определяет будущее анопинского завода, да и, по факту, стекольной отрасли? Той самой, которой всегда гордился Гусь-Хрустальный и Владимирская область.

Да здравствует наш суд!

Могут ли что-то предпринять учредители для спасения завода? Могут. Если судьи арбитражных судов будут принимают объективные решения, а не потворствовать сплоченной группировке ликвидаторов, убивающих заводы. Лишь в силах суда приостановить процесс безвременной кончины стекольного гиганта.

Во-первых, управлять имуществом завода должника должен независимый конкурсный управляющий. Вся практика взаимоотношений «РАСКО» и «ББР-Банка» показывает: для банка заводы представляют значение лишь как набор имущества, которое надо повыгоднее продать. Банк при этом мало интересуют заботы других кредиторов «РАСКО».

Во-вторых, нужно время. Пока действует процедура наблюдения, учредители в состоянии еще что-то сделать. Да, они сегодня связаны решениями арбитражных судов Владимирской и Нижегородской областей. Да, юристы банка через органы правосудия ограничили действия владельцев предприятия: вносить изменения в ЕГРЮЛ и распоряжаться своей долей. Но судебные решения оспариваются, несмотря на попытки вмешательства со стороны «Экспо Гласс» и «ББР Банка» в дела при поддержке местных правоохранительных структур и органов власти.

 — В случае, если в отсутствие первичных документов, подтверждающих наличие и размер обязательств ООО «РАСКО», в нарушение действующего законодательства и руководящей позиции Верховного Суда РФ, требования отдельных кредиторов включат в реестр требований кредиторов должника, нами будут поданы жалобы в Первый Арбитражный Апелляционный Суд РФ, — прокомментировала  ситуацию Анна Бархатова, адвокат, председатель Коллегии адвокатов «Паритетъ».

И пусть у Фемиды завязаны глаза. Но взвешивая на весах правосудия аргументы группы дельцов с подмоченной репутацией, за плечами которых разоренный стекольный завод в Воронеже, и оценивая тот ущерб, который может быть нанесен экономике региона и интересам конкретных жителей рабочего поселка Анопино, Фемида должна понимать, что делает. Как гарант прав в лице беспристрастного Судьи. 

Источник: ТВ МИГ

Читать полностью
18
июня

Кейсы местного разлива

В кругах промышленников Владимирской области активно обсуждают меры, которые две недели назад разработали для территориальной поддержки предприятий губернатор Владимир Сипягин и министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.


В кругах промышленников Владимирской области активно обсуждают меры, которые две недели назад разработали для территориальной поддержки предприятий губернатор Владимир Сипягин и министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров

На высшем уровне

Позитивные перспективы ожидают приоритетные в регионе отрасли – химическую, биотехнологическую, фармацевтическую, точного машиностроения, производителей нового технологического оборудования и материалов. 

«Если мы дадим этим производствам новый импульс, они не просто поднимутся, они станут главными участниками экономических прорывов, о которых говорит Президент России Владимир Путин», – цитирует главу региона пресс-служба владимирского «белого дома».

Стекольной отрасли в списке приоритетных нет, при том что Владимирская область еще не так давно считалась историческим центром российского производства стекла, имела статус российского центра стеклоделия. 

И здесь надо упомянуть еще одну структуру правительства РФ – Минэкономразвития, – важное сообщение которой совпало с информацией о пандемии коронавируса и осталось незамеченным многими. В марте МЭР представил масштабные поправки в закон о банкротстве. В числе ряда предложений – введение реструктуризации долгов, жесткой ответственности управляющих. 

Комплексные изменения должны сделать банкротство цивилизованным способом возврата долгов и спасения честного бизнеса – рассчитывают в ведомстве. Это именно то, что могло бы спасти от варварского разрушения многие стеклотарные заводы России, в том числе компанию РАСКО – одного из некогда крупнейших производителей стеклотары в стране. 

На районном уровне 

Сегодня стекольные заводы Владимирской области не имеют столь значимого, как двадцать лет назад, социально-экономического значения. Зато могут поставлять кейсы в юридические пособия по банкротству, правда, увы, не позитивные – не про спасение честного бизнеса, а в раздел «преднамеренное банкротство». 

Вспомним, например, Курловский стекольный завод «Символ», на который в феврале этого года нагрянули сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Министерства внутренних дел РФ для оперативно-розыскных мероприятий в рамках расследования уголовного дела по факту преднамеренного банкротства. 

По мнению следственных органов, ООО «Константа» (Денис Смолин), аффилированное со стекольным заводом «Символ» (Александр Смирнов, «Экспо-Гласс»), из кредита почти в один миллиард рублей потратило на развитие производства меньше половины займа, остальные деньги были выведены из оборота предприятия. 

По данному уголовному делу следствие продолжается, и намерения правоохранителей созвучны с категоричной фразой легендарного сыщика МУРа Глеба Жеглова из советского кинофильма «Место встречи изменить нельзя».

Ну и ни для кого – как в Гусь-Хрустальном районе, так и в сообществе владимирских стекольщиков – не является секретом, что изначально этот завод отжали у Юрия Каперского, генерального директора «Символа», отдавшего предприятию более 40 лет. 

Как полагают правоохранители, нынешние хозяева получили завод по заниженной, так сказать, весьма символической стоимости. Набив руку на «Символе», не успокоились, а при содействии ББР Банка применяют знания и креативные схемы отжима в отношении Анопинского стеклотарного завода.

На заводском уровне

В свое время собственники завода РАСКО Виталий Миронов и Дмитрий Дубинов не смогли выполнить ужесточающиеся условия ББР Банка, в результате чего попали в кабалу. ББР Банк стал залогодержателем долей РАСКО, далее последовало банкротство, компанию отправили под процедуру наблюдения. 

Андрей Евстигнеев, генеральный директор, ставленник банка, должен был предпринимать все возможные меры для стабилизации положения РАСКО. Так обязывает закон. Но Евстигнеев, по мнению экспертов, с первого дня ведет хозяйство недолжным образом, заведомо ухудшая состояние стекольного производства, значительно понижая стоимость актива явно для последующей продажи своим людям по символической цене. 

Напомним, РАСКО – это два завода: в Анопино и Воронеже. Анопино с новым оборудованием Евстигнеев сдал в аренду ООО «Экспо-Гласс» за копейки, ниже рыночной стоимости более чем в 20 раз (0,7 млн вместо 16 млн рублей). 

А воронежский завод весной 2018 года навечно замер: газовики отказались идти на компромисс в виде рассрочки платежей и перекрыли подачу газа, чем убили стекловаренные печи. После остановки представители собственников обеспечивали сохранность оборудования – основных средств РАСКО, движимого имущества, которое числится в залоге у ББР Банка. Конечно, они понимали, что последующая реализации этого оборудования и механизмов позволит частично погасить задолженность перед банком. Но осенью 2019 года Евстигнеев почему-то вдруг позволил Смирнову вывезти часть оборудования, при том что конкурсное производство еще не введено и распоряжаться собственностью РАСКО запрещено. 

Ответ оказался совсем на поверхности. Земля под остановленным заводом – лакомый кусок: главная улица (Ленинский проспект), только ворота отделяют от торгового центра «МАКСИМИР»… Так всё и вышло: на территории завода были замечены специалисты АО «ДСК», крупнейшего застройщика жилой и коммерческой недвижимости Воронежа.  

В декабре 2019 года господин Евстигнеев во время своей пресс-конференции с обидой произнес: «Как он (Миронов. – Ред.) там меня называл – ликвидатор? Это очень обидное слово». И приводил в свою защиту некие аргументы. Сейчас ясно, что врал. Он действительно оказался банальным ликвидатором. 

На ИНСТАГРАМ-уровне 

Продвигать свои услуги через различные социальные сети давно стало нормой. Вслед за модными магазинами и салонами красоты, медицинскими центрами, доставкой товаров и продуктов в ИНСТАГРАМ заглянули тяжеловесы. Последовала этому тренду и компания промышленного демонтажа под ником ooo_sk_takedown_rf. https://instagram.com/ooo_sk_takedown_rf?igshid=1lyoic8m0k2xv

РАСКО_разбор2.jpeg

О себе на своей странице сообщила: демонтаж/ликвидация промышленных объектов любой сложности. И давай активничать, хвалиться своей работой, подробно рассказывая, что и где ликвидирует. В общем, через ИНСТАГРАМ и спалили далеко идущие замыслы Андрея Евстигнеева. Тайное стало явным.


С 5 февраля по 9 апреля на странице ooo_sk_takedown_rf появлялись отчеты о разборе конструкций завода РАСКО в Воронеже. Ликвидации всего, что составляет на языке банкротства «конкурсную массу», к которой категорически нельзя прикасаться, так как ее сохранность является гарантом того, что должник вернет кредиторам хоть какие-то средства. В числе кредиторов, отметим, – как крупные поставщики, так и обычные предприниматели района.

Исполнители разрушений исправно маркировали съемки геометкой ТРЦ МАКСИМИР и старательно прописывали все хештеги: #ликвидацияобъекта #стекольнаяпечь #огнеупорныйкирпич #демонтажстекольногооборудования – то есть перечисляли всё, что стоит денег, и отнюдь не малых. Чем не кейс для изучения? 

На судебном уровне

Но из мира онлайн вернемся в офлайн. Один из кредиторов ООО «РАСКО» направил два заявления в Арбитражный суд Владимирской области по фактам физического разрушения зданий и движимого имущества с использованием специализированной техники. Все видео- и фотофакты зафиксированы нотариусом.

Первое заявление – с требованием отстранить от должности генерального директора ООО «РАСКО» Андрея Евстигнеева. Второе – о признании незаконными бездействия временного управляющего Алексея Ботвиньева и об отстранении его от исполнения обязанностей. 

Кредитор настаивает, что своими действиями, а точнее – бездействием, Андрей Евстигнеев причинил вред имущественным интересам кредиторов: по сути, одобрив демонтаж всех конструкций на площадке завода в Воронеже, гендир резко уменьшил стоимость актива, за счет которого кредиторам должны возвращать деньги. Напомним, что в производстве областного Арбитражного суда уже рассматривается дело о взыскании с Евстигнеева убытков более чем на 122 млн рублей, которые он причинил ООО «РАСКО» за время руководства предприятием. 

В  своем заявлении кредитор просит Арбитражный суд подтвердить, что Алексей Ботвиньев, возможно, допустил незаконное бездействие и тем самым не обеспечил сохранность имущества и, как временный управляющий,не выполнил возложенную на него законом миссию.

Заявления поданы в суд аккурат 4 июня, в день, когда в Москве глава региона и руководитель Минпромторга вели плодотворный диалог, обсуждая возможность оказания поддержки предприятиям 33-го региона, которые испытывают трудности.

«В нашей области есть целый ряд предприятий, которые можно и нужно возрождать… Нам очень важно содействие коллег из министерства в поиске надежных инвесторов либо покупателей для наших испытывающих трудности предприятий», – резюмировал Владимир Сипягин.

  

Источник: ТОМИКС

Читать полностью
17
июня

РАСКО. Что будет с заводом?

Компания «РАСКО», головное предприятие которой находится в поселке Анопино Гусь-Хрустального района Владимирской области, за последний год не раз была в центре внимания прессы. Мощное промышленное производство (в 2016 году выручка составила 2,4 млрд рублей, в 2017 – 2, 5 млрд), на котором совсем недавно прошла модернизация, производит бутылку – товар, пользующийся большим спросом на отечественном рынке. Но оно оказалось в долговой кабале. Нынешний генеральный директор компании Андрей Евстигнеев, поставленный залогодержателем – «ББР-Банком», и один из учредителей – Виталий Миронов – в судах решают судьбу завода.

Два директора – две перспективы

Компания «РАСКО», головное предприятие которой находится в поселке Анопино Гусь-Хрустального района Владимирской области, за последний год не раз была в центре внимания прессы. Мощное промышленное производство (в 2016 году выручка составила 2,4 млрд рублей, в 2017 – 2, 5 млрд), на котором совсем недавно прошла модернизация, производит бутылку – товар, пользующийся большим спросом на отечественном рынке. Но оно оказалось в долговой кабале. Нынешний генеральный директор компании Андрей Евстигнеев, поставленный залогодержателем – «ББР-Банком», и один из учредителей – Виталий Миронов – в судах решают судьбу завода.

Если в двух словах, то залогодержатель настойчиво ведет компанию к банкротству, заявляя о безусловном благе этой процедуры. Даже покупатель обозначен вполне определенный – компания «Экспо-Гласс». Миронов со своей стороны заявил, что нашел инвестора, который готов не только восстановить нормальную работу предприятия, погасить долги, но и расширить производство. Однако попытка Миронова в декабре прошлого года занять кресло генерального директора по решению акционеров «РАСКО» не увенчалась успехом – его просто не пустили на завод.

В ожидании развязки конфликта в руководстве в позе витязя на распутье застыли и коллектив компании, и жители Гусь-Хрустального района. Вроде бы направо пойдешь – обещают светлое будущее после банкротства, налево – прекрасную перспективу после пришествия инвестора…

А если отбросить в сторону красивые слова и вспомнить реальные дела каждой из сторон конфликта?

Вспомним не слова, а дела…

Виталий Миронов инвестора уже приводил. В 1998 году у Анопинского завода появился очень мощный американский партнер, который вложил в загибающееся предприятие 18 миллионов долларов. На фоне общего упадка экономики в стране это был прорыв: «РАСКО» стал одним из экономических столпов региона. Не все гладко было на этом пути: в отдельные годы возникали долги по зарплатам, недоимки по налогам. Но с учетом сезонности спроса на продукцию завода ситуация объяснимая и вполне исправимая. Завод исправно работал, компания разрасталась филиалами по разным регионам страны.


На фото Виталий Миронов

Свой филиал в Воронеже ООО «РАСКО» создало в 2001 году на промышленной площадке, на которой прежде делали кинескопы. «ББР Банк» рефинансировал кредит «РАСКО» в 2016 году, взятый под модернизацию производства, под очень выгодные для себя проценты и под заклад имущества компании. Воронежское подразделение в те годы по мощности даже превосходило головное Анопинское — примерно в пропорции 60/40. Стекловаренный комплекс на две печи и семь стеклоформующих машин мог выпускать в год порядка 460 млн пивных бутылок.

Пивных – это важно, поскольку спрос на продукцию предприятия имел выраженную сезонность. Именно из-за этого, в мае 2018 года, Воронежский завод был, по сути, убит. «Газпром межрегионгаз Воронеж» перекрыл подачу газа за долги на предприятие непрерывного цикла. Невзирая на то, что долги не были критическими и могли быть летом погашены, на то, что учредители предлагали разнообразные варианты погашения, и даже на то, что отключение газа не просто остановит производство, оно станет фатальным для оборудования… Несмотря на все перечисленное, вентиль газовщики закрыли аккурат на майские праздники. Стекло застыло в печах…

Можно гадать, кто был интересантом циничного убийства предприятия, а можно проследить череду последующих событий, чтобы понять это.

Зачем вкладывать, когда можно взять?

– Была предварительная договоренность, что «ББР Банк» выделит 300 млн на восстановление воронежского завода. Поэтому мы дали добро на замену генерального директора. Но этого не случилось, – сказал прессе Виталий Миронов.


На фото Андрей Евстигнеев

В 2019 году пост генерального директора «РАСКО» занял представитель банка Андрей Евстигнеев. И что случилось с воронежским заводом вместо восстановления?

«Собственники воронежского стеклотарного завода «Раско» не планируют возобновление производства, рассказал губернатор Воронежской области Александр Гусев в феврале 2020 года. По его словам, проблемы на предприятии произошли на фоне падения спроса на стеклянную бутылку. Но «в разумной перспективе» может произойти передача площадки новым инвесторам», – пишет «Коммерсант».

Собственники, а если точнее – залогодержатель, напомним, – это «ББР Банк», получивший в заклад имущество компании. И вот в феврале 2020 г. ООО «РАСКО», которым управляет ставленник банка, сняло свою охрану с промышленной площадки в Воронеже, и в настоящий момент, по информации экс-сотрудников, промплощадку охраняет АО «ДСК», крупнейший застройщик жилой и коммерческой недвижимости Воронежской области.

С 5 февраля по 9 апреля 2020 года компания промышленного демонтажа (кстати, есть основания полагать, что разбором занималась владимирская компания ООО «ВестОпт») провела полный разбор всех конструкций и коммуникаций в цехе Воронежского завода «РАСКО». Отчет об «расчленении трупа» стеклозавода владельцы компании в качестве рекламы выложили в Инстаграм.



К концу «коронавирусной» весны, несмотря на все карантины и ограничения, площадка была полностью расчищена. На этой территории можно начинать новостройку.

Так кто убил завод в Воронеже? При расследовании преступлений есть золотое правило: ищи того, кому это выгодно. Крупнейший застройщик Воронежа получает после гибели предприятия очень интересную площадку под недвижимость. «ББР-Банк» вместо затрат на восстановление предприятия получает очень хороший куш от продажи площадки застройщику. Вдобавок, после уничтожения Воронежского филиала резко снижается стоимость всей компании «РАСКО». Ее проще продавать после банкротства, не делясь выручкой с другими кредиторами «РАСКО»!

А «Газпром межрегионгаз»? Его функционеры просто нажали на спусковой крючок – перекрыли вентиль.



А что, так можно было?

В декабре прошлого года нынешние руководители «РАСКО» обещали владимирскому вице-губернатору Брусенцову: «… через три месяца завод в Анопино будет выставлен на продажу… «Экспо Гласс» тоже будет участвовать в этих торгах».

Но спустя три месяца и Брусенцов покинул свой пост, и пандемия помешала стройной последовательности планов нынешних владельцев «РАСКО». Ведь сначала надо было обанкротить компанию, и лишь потом заниматься «расчлененкой». Никаких действий на воронежской промплощадке владельцы компании не имели право совершать. Генеральный директор ООО «РАСКО» Андрей Евстигнеев и временный управляющий площадки РАСКО в Воронеже Алексей Ботвиньев были обязаны беречь эту площадку как зеницу ока! Однако в стране из-за коронавируса суды перешли в режим изоляции, рассматривая только срочные дела, к которым арбитражные долгоиграющие процессы, в том числе и по банкротству РАСКО, не относятся. Но обещания-то уже были сделаны, процесс утилизации стекольной компании запущен…

В конце мая компания ООО «ТК Сибирь–Ойл», кредитор ООО «РАСКО», подала два заявления в Арбитражный Суд Владимирской области об отстранении Евстигнеева и Ботвиньева за допущенные нарушения. В основе заявлений претензия: управленцы, по сути, уничтожили воронежское имущество компании, за счет которого должны были гасить долги перед кредиторами во время процедуры банкротства. В ближайшее время Виталий Миронов подаст заявление в полицию на действия Евстигнеева и Ботвиньева.

Поможет ли это изменить судьбу головного – Анопинского предприятия «РАСКО»? Или оно также последует в небытие вслед за Воронежским филиалом и эпитафия от нынешних владельцев на могиле стекольного флагмана будет простой и циничной: «Ничего личного, только бизнес».

P. S. Пока готовился этот материал, стало известно, что решением Ростовского арбитражного суда господин Ботвиньев дисквалифицирован как арбитражный управляющий на шесть месяцев. По Евстигнееву решения пока нет.

Автор: Владимир Никитин
Источник: ТВ МИГ
Читать полностью
17
апреля

Газета «Слово о главном 33». Выпуск №4

Пандемия сплачивает людей: социально ответственные работодатели в тяжелое для бизнеса время находят возможности беречь коллективы, понимая, что самый ценный актив – это люди.

Пандемия сплачивает людей: социально ответственные работодатели в тяжелое для бизнеса время находят возможности беречь коллективы, понимая, что самый ценный актив – это люди. Люди активно откликаются на просьбы о помощи и становятся волонтерами, направляя свою заботу и тепло тем, кто оказался незащищенным в данной ситуации. Жители мегаполисов и небольших поселков пишут в социальных сетях слова искренней благодарности врачам и всем медработникам, которые рискуют своим здоровьем и жизнью на передовой борьбы с невиданной по масштабам вирусной болезнью. Сегодня сложно прогнозировать, как долго еще продлится наша изоляция и сколько затем понадобится времени на восстановление экономики хотя бы до уровня прежнего благосостояния. Но уже можно предположить, что из всей этой истории мы выйдем другими, однозначно станем отзывчивее, добрее, несмотря на предстоящие нам трудности.

Но ни время, ни обстоятельства не влияют на руководство «Экспо Гласс», бесчинствующее на Анопинском стекольном заводе. Генеральный директор Смирнов и его команда продолжают нещадно эксплуатировать производственные мощности и людей, установив рабовладельческий строй и создав систему жестокой и чрезмерной интенсивности труда...

Представляем вашему вниманию четвертый номер «СЛОВО О ГЛАВНОМ 33»


Читать полностью
13
марта

Газета «Слово о главном 33». Выпуск №3

О том, что деятельность Александра Смирнова и его сотоварища Андрея Евстигнеева, – которые всеми мыслимыми (из-за несовершенства законодательства) и немыслимыми (то есть подпадающими под статьи кодексов РФ) действиями толкают в пропасть Анопинский стекольный завод, требует безотлагательного внимания всех органов власти Владимирской области, мы пытаемся донести с декабря 2019 года.

О том, что деятельность Александра Смирнова и его сотоварища Андрея Евстигнеева, – которые всеми мыслимыми (из-за несовершенства законодательства) и немыслимыми (то есть подпадающими под статьи кодексов РФ) действиями толкают в пропасть Анопинский стекольный завод, требует безотлагательного внимания всех органов власти Владимирской области, мы пытаемся донести с декабря 2019 года.

Но удивительно, что на всевозможные махинации «творческого» союза «Экспо Гласс» и ББР Банка не обращают внимания контролирующие органы Владимирской обл. Неужели им не интересно, почему численность работников на Анопинском стекольном заводе уменьшилась на 20% и куда «выкинули» 70 человек? Или что, увольнение всех работников завода из РАСКО лишило поселок НДФЛ? Надзорные органы не беспокоит уменьшение отчислений в поселковый бюджет? А с налогами действительно всё настолько о’кей и контроль осуществляется? То есть Евстигнеев/РАСКО платит земельный и имущественный налоги? И к Смирнову/«Экспо Гласс» нет претензий по НДС, налогу на прибыль? А комментарий на сайте zebra-tv.ru (18+) под новостью о производстве «Символом» бутылок для контрафакта (об этом шепотом говорят многие, как и о серых схемах продаж для ухода от налогов) – это наговор или повод всерьез озадачиться? А может, и МВД стоит проверить оперативность своих региональных коллег, которые заявление по незаконному нахождению на территории завода мигрантов роверили… через 20 дней?


Представляем вашему вниманию третий номер «СЛОВО О ГЛАВНОМ 33»

Читать полностью
6
марта

Как убивают РАСКО по СИМВОЛической схеме

События, произошедшие 26 февраля т.г, вновь всполошили тихий городок Курлово, что в Гусь-Хрустальном р-не. Разговоры об обысках на градообразующем предприятии – Курловском стекольном заводе «Символ» – не утихают до сих пор.

События, произошедшие 26 февраля т.г, вновь всполошили тихий городок Курлово, что в Гусь-Хрустальном р-не. Разговоры об обысках на градообразующем предприятии – Курловском стекольном заводе «Символ» – не утихают до сих пор

В переводе на юридический язык произошедшее называют оперативно-розыскными мероприятиями. Проходят они в рамках расследования уголовного дела по факту преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) ООО «Константа». Статус действу придал тот факт, что обыск с изъятием документов на электронных и бумажных носителях проводило не региональное управление МВД, а сотрудники головного, «московского» ГУЭБиПК МВД – Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Министерства внутренних дел РФ.

Оставим без внимания курьезную составляющую того дня – бегство учредителя ООО «Константа» по простыням из квартиры с 14-го на 13-й этаж (!). Акцент сделаем на том, что еще в декабре 2019 г. этот самый завод «Символ», руководит которым гендиректор Александр Смирнов, фигурировал в информации о неправомерных действиях ББР Банка и ООО «Экспо Гласс» в контексте событий на Анопинском стекольном заводе.

Напомним, что же предшествовало событиям 3 декабря 2019 г. Анопинский стекольный завод – одно из самых современных и первое по величине предприятие по производству тарного стекла во Владимирской обл. – оказался под управлением ББР Банка. В свое время собственники завода Виталий Миронов и Дмитрий Дубинов не смогли выполнить постоянно ужесточающиеся условия банка, в результате чего попали в кабалу этого кредитного учреждения.

Генеральный директор Александр Евстигнеев, ставленник банка, должен был предпринять все возможные меры для стабилизации положения РАСКО. Но он методично, с первого дня своего хозяйствования и до настоящего времени, поступает с точностью до наоборот: умышленно, по нашему мнению, ведет деятельность так, что она не только не приносит дохода, но и увеличивает долговую нагрузку РАСКО, а также ухудшает состояние стекольного производства, существенно понижая его стоимость. То есть вместо того, чтобы озадачиться мерами по оздоровлению предприятия, Евстигнеев, возможно, намеренно подтолкнул компанию РАСКО к банкротству.

Понятно, что действовал и действует Евстигнеев не в одиночку – его компаньоном стал генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов. Да, тот самый Смирнов, который вызвал интерес у ГУЭБиПК МВД по делу о невозвращенном кредите банку «Интеркоммерц»,всего долг более 1 млрд 500 млн рублей, и преднамеренном банкротстве завода «Символ». Кстати, впоследствии именно Смирнов & Компания получили завод в собственность по заниженной стоимости – ну просто как благотворительный дар.

Именно Смирнов в настоящее время выступает арендатором Анопинского завода и платит по договору аренды менее 700 тыс. руб. в месяц за современное оборудование всего стекловаренного комплекса, производительность которого составляет 300 тыс. тонн стекломассы, что позволяет ему ежемесячно зарабатывать, по нашим данным, 20–23 млн руб. Такие «волшебные» условия – стоимость арендной платы занижена минимум в 23 раза – предоставил… конечно же, соратник Евстигнеев.

Понимая, что Анопинский стекольный завод целенаправленно ведут к банкротству и продаже Смирнову за копейки, Виталий Миронов 3 декабря 2019 г. предпринял попытку приступить к руководству заводом. Для этого у него были веские, законные основания: решением общего собрания участников ООО «РАСКО», которому принадлежит Анопинский стекольный завод, генеральным директором ООО избран Виталий Миронов, что зафиксировано в протоколе собрания от 20 ноября 2019 г. Первыми действиями Миронова стали увольнение Евстигнеева и расторжение договора аренды с ООО «Экспо Гласс».

Но Смирнов при поддержке своего вооруженного ЧОП «Центурион» не пустил Миронова на территорию завода и вовлек местные правоохранительные силы в спор хозяйствующих субъектов. Причем органы правопорядка, не скрывая «симпатии», выступали на стороне ООО «Экспо Гласс», что подтверждают видеозаписи того дня.

Отметим, что Евстигнеев, по крайней мере до декабрьских событий, особо не утруждал себя «директорством», на заводе появлялся раз в неделю (живет он в Рязани), так что Смирнов чувствует себя на производственной площадке полноправным хозяином. То, что судьба завода давно решена, ни Евстигнеев, ни Смирнов не скрывают. Мало того, они даже не пытаются завуалировать эту информацию, рассказывая о будущем РАСКО. Проявлять такую откровенную наглость этим действующим лицам позволяет, видимо, приближенность к главе Гусь-Хрустального района, местным органам полиции.

Надо отметить, что Смирнов, получив опыт преднамеренного банкротства в стенах завода «Символ», уже второй год, по всей видимости, не просто оттачивает коррупционное мастерство в Анопино. Каждая схема, которую он реализовывает совместно с Евстигнеевым, – кладезь для тщательного изучения соответствующими органами, конечно же теми, кто по своей сути должен бороться с любыми проявлениями коррупции.

Возьмем, например, договор цессии между ББР Банком и «Экспо Гласс»: сегодня почти вся задолженность ББР Банка по «техническому» кредиту переуступлена «Экспо Гласс» (по предварительным данным – около 500 млн руб.), и на это, без сомнения, должен обратить внимание Центробанк и, как регулятор, задать соответствующие вопросы банку. А ведь «Экспо Гласс» без зазрения совести обозначает затраты на «технический кредит» как средства, якобы потраченные на восстановление завода РАСКО, и одной рукой пытается их узаконить через Арбитражный суд, а второй подспудно выжимает максимум из стекловаренной комплекса – мол, пока не деньгами, так стеклом.

Или такой пример – подозрительная, возможно мошенническая, схема задвоения размера обязательств самого должника в условиях банкротства: Евстигнеев обременил имущество РАСКО еще одним залогом в пользу ББР Банка. В чём же здесь суть? Ранее всё имущество было обременено залогом в пользу ББР Банка. Что далее делает Евстигнеев? Он поручается за исполнение обязательства «Экспо Гласс» и имущество РАСКО обременяет залогом в пользу ББР Банка по обязательствам уже не самого РАСКО, а «Экспо Гласс». Евстигнеев и Смирнов провернули эту аферу летом 2019 г., непосредственно перед введением процедуры банкротства. До этого ББР Банк выкупал требования других кредиторов, не допуская введения банкротства, а как только «Банк плюс Смирнов» оформили все залоги, на предприятии была введена процедура банкротства. Чем не сговор?

На фоне этих примеров вышеупомянутый кабальный для ООО «РАСКО» арендный договор, не позволяющий рассчитываться с кредиторами, выглядит детским лепетом. Правда, для кредиторов – физических лиц, предприятий малого и среднего бизнеса такой невозврат денег будет фатальным.

Удивительно, что на эти возможные махинации «творческого» союза «Экспо Гласс» и ББР Банка не обращают внимания контролирующие органы Владимирской обл. Неужели им не интересно, почему численность работников на Анопинском стекольном заводе уменьшилась на 20% и куда «выкинули» 70 человек? Или что, увольнение всех работников завода из РАСКО лишило поселок НДФЛ? Надзорные органы не беспокоит уменьшение отчислений в поселковый бюджет? А с налогами действительно всё настолько о’кей и контроль осуществляется? То есть Евстигнеев/РАСКО платит земельный и имущественный налоги? И к Смирнову/Экспо Гласс нет претензий по НДС, налогу на прибыль? А комментарий на сайте zebra-tv.ru (18 +) под новостью о производстве «Символом» бутылок для контрафакта (об этом шепотом говорят многие как и о серых схемах продаж для ухода от налогов) – это наговор или повод всерьез озадачиться? А может, и МВД стоит проверить оперативность своих региональных коллег, которые заявление по незаконному нахождению на территории завода мигрантов проверили… через 20 дней?

Да, к слову, вероятно, Смирнов & Компания будут пытаться доказывать, что взятый в «Интеркоммерц» кредит использовали по назначению. Вдруг среди предъявляемого в зачет кредита оборудования на «Символе» окажется оборудование, вывезенное с территории Воронежского филиала РАСКО. Это оборудование в залоге у ББР Банка и является неприкосновенным. Но по странным стечениям обстоятельств после перевозки оборудования из Воронежа в Анопино на Курловском заводе начали проводить ремонтные работы, для выполнения которых подходят как раз воронежские механизмы и запчасти. Как бы под шумок не приписали модернизацию… за счет не своего оборудования.

Без сомнения, виновность Смирнова & Компании определит только суд. Но, надо полагать, ГУЭБиПК МВД не та структура, которая безосновательно возбуждает резонансные дела.


Источник: Томикс

0604HyIEdMM.jpg
Читать полностью