Анопинский стекольный завод
официальный сайт

Новости


19
февраля

Креатив весом на статью?

Месяц назад в СМИ поднялась буря по поводу якобы угрожающей Анопинскому стекольному заводу остановки производства, в результате чего жителям поселка должна была грозить безработица, региону предрекалось остаться без налогов, а властям обещали напряженную социально-экономическую обстановку. Но по факту в Анопино ничего не происходило, как и не было совершенно никаких предпосылок для обещанного коллапса.

И вот наконец-то в этой истории началось движение, да еще какое! Не так давно стало известно, что Александр Смирнов, арендатор завода РАСКО и генеральный директор ООО «Экспо Гласс», в канун Нового года подписал документ, суть которого тождественна заявлению «Аз есмь царь».


Месяц назад в СМИ поднялась буря по поводу якобы угрожающей Анопинскому стекольному заводу остановки производства, в результате чего жителям поселка должна была грозить безработица, региону предрекалось остаться без налогов, а властям обещали напряженную социально-экономическую обстановку. Но по факту в Анопино ничего не происходило, как и не было совершенно никаких предпосылок для обещанного коллапса.

И вот наконец-то в этой истории началось движение, да еще какое! Не так давно стало известно, что Александр Смирнов, арендатор завода РАСКО и генеральный директор ООО «Экспо Гласс», в канун Нового года подписал документ, суть которого тождественна заявлению «Аз есмь царь».

Предтеча событий

Что стоит за всем этим поднятым в СМИ шумом? Этот шум похож на откровенный шантаж власти, которую Смирнов пытается обвинить в нежелании реагировать, предпринимать необходимые ему действия, на которые эта самая власть не имеет полномочий и, следовательно, если поддастся на провокации арендатора, то попадет уже под удар контрольно-надзорных органов, которые внимательно отслеживают превышение властных полномочий.

За этим шумом – настойчивые попытки оказать общественное давление на правоохранительные структуры и суды, которые Смирнов «уличает» в затягивании процессов, ненужных экспертизах, якобы незаконных проверках, возбуждении уголовных дел, обысках и т.п.

За этим шумом – манипулирование трудовыми коллективами, давление на находящихся в полной зависимости людей, тех, кто не может сказать «нет», так как на кону заработная плата и, соответственно, благосостояние семьи, детей.

И весь этот шум ради одной цели – сохранить контроль над производственной площадкой в Анопино при отсутствии к этому достаточных оснований. Ведь определенные лица пообещали Александру Смирнову, что к марту 2020 года банкротство предприятия будет завершено и он за рубль получит современное стеклотарное производство стоимостью в не один миллиард.

Имитация правды

Те, кто знаком по бизнесу с гендиректором ООО «Экспо Гласс», рассказывают, что Смирнов не привык отказывать себе в желаниях. Не привык, чтобы кто-то перечил ему. Не привык, когда что-то идет вопреки его планам. А в ситуации с Анопинским заводом, хотя за «музыку» платил он, репертуар на свой вкус навязать не удалось.

Так, Смирнов более 10 месяцев убеждал суд, что есть договор на движимое имущество, а не только на недвижимое, и он платит РАСКО не 700 тысяч рублей в месяц, а около 1,4 миллиона. Но при этом под разными предлогами отказывался предоставить в суд соответствующий документ. Арбитраж всё же настоял – и арендатору Анопино пришлось принести на заседание допсоглашение. Правда, есть предположение, что это дополнительное соглашение к договору подписано задним числом, так как средства по этому договору не поступали на счет ООО «РАСКО» с апреля 2019 года.

Настоял суд и на предоставлении документов по разграблению второго завода РАСКО в Воронеже. Как только над всеми лицами, ответственными за сохранность имущества компании-должника, навис груз субсидиарной ответственности на 1,5 млрд рублей, тут же свет увидели договор и акт выполненных работ с компанией, которая уничтожила две печи и весь воронежский стекольный комплекс стерла с лица земли в буквальном смысле этого выражения. Под данными документами стояла подпись Александра Смирнова, единолично принявшего такое решение.

Вскрылась ложь и по поводу инвестиций в завод в размере 800 миллионов – оказалось, что это не вложения, а переуступка прав требований, то есть Смирнов выкупил долги компании, но не для того, чтобы облегчить участь РАСКО, а чтобы предъявить вновь эти долги ООО «РАСКО» уже от своего имени.

Оказалась также недостоверной информация о социальной ответственности арендатора Смирнова: якобы его вложения в поселок Анопино – это, по факту, софинансирование с бюджетом. Такая вот полуправда. Или полуложь.

Ирония судьбы

Когда мечта, в которую уже поверил, стала превращаться в тлен, Александр Смирнов пошел ва-банк: в канун Нового года, когда россияне под «Иронию судьбы» дорезали традиционный оливье, арендатор Анопинского завода объявил себя держателем (владельцем) 100% долей ООО «РАСКО».

Внимательно читаем Решение от 31 декабря 2020 года. Александр Смирнов заявляет, что его компания ООО «Экспо гласс» является 100%-ным залогодержателем долей и начинает осуществлять права участников ООО «РАСКО».

Решение права залогодержателя,ПД1.jpg

Первым шагом самопровозглашенного владельца стало уведомление от 28.01.2021 г. о созыве Внеочередного Общего собрания участников ООО «РАСКО». Цель обозначена так: досрочное прекращение полномочий генерального директора ООО «РАСКО» Андрея Евстигнеева и избрание на эту должность доверенного Смирнову человека. Это уведомление гендир Смирнов отправляет знаете кому? В числе нескольких адресатов – залогодержатель долей ББР Банк, тот самый, который и поставил на должность действующего директора Андрея Евстигнеева. Когнитивный диссонанс по поводу 100%? Действительно, если к приписанным себе Смирновым 100 процентам прибавить N процентов, имеющихся у ББР Банка (где N равно любому значению), – сумма будет больше 100.

символ чб.jpgСимвол_уведомление2.jpeg

Выписка из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) от 17.02.2021 г. подтверждает, что залогодержателей два: ББР Банк, получивший право залога в 2016 году, и ООО «Экспо Гласс» с правом залога от 2020 года. Но и это еще не все залогодержатели! В начале недели Арбитражный суд кассационным решением признал еще одну компанию залогодержателем долей РАСКО, это ООО «ТК Сибирь Ойл», у которой данное право возникло в 2019 году. Так как решение только вступило в силу, в ЕГРЮЛ данная компания пока не внесена, но, конечно же, Смирнов не мог не знать о наличии у нее прав залога.

Интересно, были ли у корпоративных юристов ООО «Экспо Гласс» попытки отговорить своего гендиректора от этого шага? Ведь они явно понимают, что данное решение – это не что иное, как рейдерство по отношению к другим держателям долей, внесенным в ЕГРЮЛ. Вот такая ирония судьбы: кричать изо всех СМИ о якобы захвате Анопинского завода со стороны иных лиц и самому не только ступить на этот противозаконный путь, но еще и зафиксировать свое 100%-ное самозванство документом!

Неугодный директор

Попытаемся понять, зачем Александр Смирнов провозгласил себя стопроцентным, то есть единоличным владельцем. Конечно, ему катастрофически нужен свой, управляемый директор РАСКО для достижения главной цели. Нынешний же директор Евстигнеев явно вышел из доверия. Зачем-то настоял на допсоглашении на оборудование, тем самым увеличив плату за аренду в два раза. А был бы свой – можно и до копеек снизить, чтобы плотнее набивать карманы ООО «Экспо Гласс» и выкачивать из завода по максимуму. Еще действующий директор не оспаривает решение Арбитражного суда о наложении обеспечительных мер, результатом которого приставы арестовали всё имущество РАСКО, в том числе и потому, что Смирнов допустил его утрату. Не препятствует гендир и проникновению на территорию завода полиции, которая в рамках уголовного дела проводит обыски и выемку документов. И, как предполагают эксперты, уж точно Евстигнеев не будет брать на себя грехи Смирнова, допущенные при аренде Анопинского завода. А новый, свой, явно будет покладистей.

К слову, веб-сервис для проверки контрагентов выдает информацию о физическом лице с такими же ФИО, какие указаны у кандидата на роль нового директора в уведомлении о внеочередном собрании. Так вот, у него есть только ИП, он – индивидуальный предприниматель, а ранее зарегистрированные на эту персону ООО ликвидированы как компании, не представляющие документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Надо отметить, что и доведенный до банкротства Смирновым и его компанией завод «Символ» остался должен государству не рубль, а миллионы в виде неуплаченных налогов. Которые, как известно, идут на зарплату бюджетникам – тем, кто лечит, учит, обеспечивает социальную защиту ветеранам, инвалидам, нуждающимся людям.

Факты – упрямая вещь

Как могут далее развиваться события с провозглашением себя собственником 100% залоговых долей? Ведь по факту доли ООО «РАСКО» как были, так и остались в управлении банка. По мнению юристов, остальные залогодержатели будут добиваться, чтобы решение Смирнова от 31.12.2020 г. суд признал ничтожным, поскольку принято оно со злоупотреблением права и нарушает права и интересы третьих лиц.

Если генеральный директор ООО «Экспо Гласс», вопреки мнению двух других залогодержателей, право залога у которых возникло ранее, выберет своего директора и сместит с поста действующего, то в этом случае есть вероятность уголовно-наказуемого деяния. Плюсом к уже двум имеющимся: по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ» и превышения полномочий при заключении договора аренды Анопинского стекольного завода.

Может, пока не поздно, вспомнить, чему учит история самозванства в России?

Источник: ТОМИКС

Читать полностью
16
февраля

В деле РАСКО появится зицпредседатель?

Мы продолжаем наблюдать, как под аккомпанемент мощных информационных вбросов о «давлении на бизнес» и «попытках рейдерского захвата» в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области продолжается планомерная операция по расчленению и разбазариванию некогда крупнейшей в регионе стекольной компании РАСКО.

Мы продолжаем наблюдать, как под аккомпанемент мощных информационных вбросов о «давлении на бизнес» и «попытках рейдерского захвата» в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области продолжается планомерная операция по расчленению и разбазариванию некогда крупнейшей в регионе стекольной компании РАСКО.

«ТВ-МИГ» уже много писал об этом. Если вкратце, то события вокруг РАСКО развивались последние два года по схеме получения максимальной прибыли арендатором — курловской компанией «Экспо Гласс» — при отсечении других кредиторов.

«Экспо Гласс» усиленно качал соки из мощностей анопинского завода: прибыль уходила арендатору, ООО РАСКО получало за аренду копейки, а кредиторы оставались сторонними наблюдателями. Попутно арендатор разобрал филиал завода РАСКО в Воронеже, вывезя оттуда все ценное оборудование во Владимирскую область.

Сейчас мы наблюдаем финальную часть этого сценария: арендатор РАСКО скупил 58 % долга стекольной компании. Можно было бы резюмировать: вот на что шла прибыль от эксплуатации завода. Но всё совсем не так! Хозяин «Экспо Гласс» Александр Смирнов деньги на покупку долей ООО РАСКО одолжил под проценты в ББР Банке, заложив… анопинский стекольный завод!

И вот тут кредиторы уже совершенно четко стали понимать, что остались с носом. Причем все.

Арендатор объявил себя хозяином

В канун нового года генеральный директор ООО «Экспо Гласс» внезапно объявил себя залогодержателем 100 % долей ООО РАСКО. И не просто объявил, а оформил это официально документом в виде решения от 31.12.2020 года. И в начале января Александр Смирнов разослал другим (!) держателям долей РАСКО письмо о проведении в марте собрания, на котором переизберут директора ООО РАСКО. Вместо Андрея Евстигнеева, поставленного банком, хозяин «Экспо Гласс» Александр Смирнов хочет поставить своего человека. Его фамилия вписана в уведомление о собрании.




Так что происходит в компании? Один из основателей РАСКО, учредитель компании Виталий Миронов, прокомментировал «ТВ-МИГ» эту новость.

— Виталий Николаевич, получается, что компания Александра Смирнова уже превратилась из арендатора в хозяина РАСКО? Если Смирнов проведет собрание по смене директора, будет ли его решение законным?

— Если предположить, что собрание выбирает нового директора, кандидатуру которого хочет провести Смирнов, но которая не устраивает, к примеру, ББР Банк, то это решение не будет иметь силы по одной простой причине. Смирнов («Экспо-Гласс») сегодня не является 100% держателем долей РАСКО. Доли как были, так и остались в управлении банка. Решение этого собрания может не признать и нынешний директор РАСКО Андрей Евстигнеев, от которого, как я понял, теперь хочет избавиться Смирнов. 

«Я – зицпредседатель Фунт! Я всегда сидел»

— Хорошо, на уровне предположения давайте рассмотрим ситуацию, которой грезит Смирнов — все же каким-то образом поставить своего директора. Сможет ли он распоряжаться имуществом компании РАСКО с учетом текущей ситуации: процедуры банкротства, наложенных обеспечительных мер в виде ареста имущества РАСКО, возбужденного уголовного дела, в рамках которого имущество описано?

— Поставить своего директора Смирнов без других залогодержателей сможет, только нарушив Уголовный кодекс РФ. Что касается имущества — в теории он не сможет отчуждать (продавать, обменивать, дарить) имущество, но зато сможет вносить изменения в какие-то действующие обязательства, договоры. К примеру, может пустить еще одного арендатора, изменить договор аренды между РАСКО и «Экспо Гласс» и сделать его копеечным. Кроме того, на анопинской площадке есть имущество и оборудование, которое не является залоговым в банке. Именно на него претендуют другие кредиторы. Но на практике имущество компании может просто пропасть.

— Да? Тогда предположим самый плохой вариант. Смирнов решил очень быстро сорвать денег и уйти (например, уехать из страны). Как, получив в полное распоряжение РАСКО, поменяв директора, теоретически он сможет это сделать?

— Директор ООО РАСКО является по решению арбитражного суда ответственным хранителем имущества. То есть при смене директора это право переходит к человеку Смирнова. Предположим, новый директор взял и «потерял» все: ну, мол, украл кто-то или, допустим, по чьей-то воле случайно прекратится подача газа на завод, застынут печи, потребуется ремонт… А во время ремонта кто-то разберется, что и куда вывезут? Кредиторы в результате останутся без имущества, но с правами требования к новому директору.

А зачем фантазировать? В Воронеже стекольный завод РАСКО разобрала до основания компания, нанятая Смирновым. Куда делось все оборудование? До сих пор не знаем. Судебные приставы ведь не специалисты, они формально смотрели на пропажу имущества в Воронеже. Но когда начнется конкурсное производство, когда будут продавать имущество с молотка, за него (или за его отсутствие) будет отвечать уже новый директор. И с физического лица кредиторы ничего не получат. Так что, по моему мнению, Смирнов сейчас ставит в компанию «зицпредседателя». Ну а у самого Смирнова пока никаких ограничений нет. Он может в любой момент, действительно, уехать из страны. Тем более, что он, как говорится, уже налегке, живет не по месту регистрации, а на принадлежащей ООО РАСКО базе отдыха «Дом рыбака». Ищи потом ветра в поле.

— Ставит зицпредседателя? Это как господина Фунта в «Золотом теленке»? Кто или что может помешать уничтожению завода РАСКО?

— ББР-Банк может помешать. Возможно, кредиторы. Возможно, правоохранительные органы. Вы ведь сами знаете, какая истеричная кампания развернулась сегодня в СМИ в мой адрес, в адрес сотрудников полиции, которые занимаются расследованием деятельности Смирнова. Все это дымовая завеса — прикрытие для финальной операции по выжиманию денег из жирного куска под названием Анопинский завод. И у него все получится, если не помешают… Не хочется все же быть предсказателем кончины своего детища.

Источник: ТВ МИГ

Читать полностью
09
февраля

«Действия Александра Смирнова — это откровенный фарс»

На прошлой неделе редакция ТВ-МИГ опубликовала интервью Виталия Миронова, одного из собственников Анопинского стекольного завода и экс-генерального директора этого предприятия. Он обозначил свою версию происходящего и предположил, почему, по его мнению, находящийся в арендных отношениях с РАСКО генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов, затеял войну на интернет-просторах.



Фото Informupack.ru

На прошлой неделе редакция ТВ-МИГ опубликовала интервью Виталия Миронова, одного из собственников Анопинского стекольного завода и экс-генерального директора этого предприятия. Он обозначил свою версию происходящего и предположил, почему, по его мнению, находящийся в арендных отношениях с РАСКО генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов, затеял войну на интернет-просторах.

По сути, при внимательном изучении находящихся в свободном доступе документов, становится ясно, что вокруг Анопинского стекольного завода сейчас в состоянии конфликта находятся две стороны, и одна из них — совсем не Миронов — а группа кредиторов ООО РАСКО (те, кому на протяжении длительного времени не возвращают средства за выполненные работы или оказанные услуги для компании РАСКО) и уже упомянутый ООО «Экспо Гласс» во главе с А.Смирновым. Так как позиция арендатора Анопинского завода масштабно обозначена во многих СМИ, редакция обратилась к кредиторам РАСКО за комментариями.

НАША СПРАВКА

Банкротство – процедура, которая инициируется, когда фирма не может рассчитаться по своим обязательствам. В рамках признания несостоятельности должника создается реестр требований кредиторов.

Реестр кредиторов — это документ, содержащий сведения обо всех кредиторах должника. В основном, данные о кредиторе и его финансовых претензиях вносят в реестр на базе определения арбитражного суда: если кредитор включен в реестр, значит, он доказал суду свои права на возврат долга.

Если компания-должник ведет деятельность, то она имеет возможность выплатить задолженность кредиторам и выйти из процедуры банкротства.

Договор дешевле денег

Итак, к нынешней ситуации вокруг Анопинского завода привел следующий ход событий: ООО РАСКО (генеральный директор А. Евстигнеев, назначенный залогодержателем доли ББР Банком) передало ООО «Экспо Гласс» по договору аренды от 1 апреля 2019 года действующее предприятие, проведенный капитальный ремонт которого гарантировал эффективную работу на протяжении следующих 8-10 лет. Как сейчас выясняется, цену за аренду Анопинского стекольного завода обозначил генеральный директор Смирнов, и Евстигнеев без проведения экспертизы заключил договор на условиях, обозначенных ООО «Экспо Гласс». Далее последовало увольнение всех работников из ООО РАСКО и их трудоустройство в ООО «Экспо Гласс» (где анопинцам сократили заработную плату минимум на 10 %, но у людей не было альтернативы).

Гендиректор Евстигнеев полагал, что Смирнов будет эксплуатировать Анопинский стекольный завод, около 1, 4 млн руб./мес. направлять в РАСКО в счет аренды, а из остальной суммы (минус производственные затраты, а всего прибыль предприятия до передачи в аренду генерировалась в пределах 25 миллионов рублей в месяц), будет производить расчет с кредиторами, включенными в реестр.

Но за время аренды (не будем считать первый договор с осени 2018 года по апрель 2019 года, а возьмем в расчет только с 1 апреля 2019 года по настоящее время), то есть за 22 месяца, ООО «Экспо Гласс» не выплатило кредиторам ни копейки.

Произведем несколько действий: (25 000 0000 х 22) – (1 388 950 х 22) = 519 443 100 руб.

К чему все эти расчеты? Чтобы понять размер «бедствия» кредиторов и обогащения Смирнова. Ибо 519,5 миллиона руб. – это прибыль ООО «Экспо Гласс» за 22 месяца.

Но надо быть объективными, ведь ООО «Экспо Гласс» выкупил у ББР Банка 58 % задолженности ООО РАСКО. Может на это и тратил деньги? В том-то и дело, что нет! Чтобы выкупить 58 % задолженности, Смирнов на эту сумму оформил в том же ББР Банке кредит, но не под гарантии своего ООО «Экспо Гласс», а под гарантии ООО РАСКО. То есть обложил РАСКО вторым залогом. Вот такие математические экзерсисы.

Где деньги, Зин?

Кредиторы РАСКО жили надеждой 22 месяца, ждали, что вот-вот им начнут гасить долги. Ведь основания для этого были налицо: предприятие эффективно работает и этот факт значительно повышает шансы на выплату долгов. Да, завод находится в банкротном состоянии, потому его главная задача не обеспечивать маржинальность бизнеса, а гасить задолженность перед кредиторами, включенными в реестр.

— Но мы увидели, что всю прибыль от работы завода получает арендатор ООО «Экспо Гласс», на которого с ООО РАСКО переведен весь бизнес, при этом производство серьезно изнашивается в процессе эксплуатации, — комментирует кредитор РАСКО, директор ООО «Капитал» Кирилл Чернышов. — По разным методикам оценки, ущерб, нанесенный кредиторам, составляет от 76 до 96 млн рублей. Мы, как люди лояльные, в своих расчетах указываем стоимость аренды, исходя из реальной ситуации.

То, что завод продуктивно работает, подтверждают финансовые результаты ООО «Экспо Гласс». Если согласно отчетности, финрезы по чистой прибыли за 2018 год были 20 млн руб., то в 2019 году (9 месяцев аренды Анопинского завода) уже 247 млн, то есть рост более чем в 12 раз!

Эксперты стекольного рынка могут оценить показатели каждого предприятия отрасли: известно какие печи и когда построены (соответственно и срок эксплуатации), известны контрагенты, объемы поставок и какую стеклотару они заказывают — прозрачную бутылку или цветную, пивную или водочную. Таким образом, посчитать «прибыль минус затраты» несложно. Завод «Символ», принадлежащий Смирнову, банкрот, печи старые, на ладан дышат, так что вывод сделать просто — прибыль растет за счет Анопинского завода.

К осени 2020 года терпению кредиторов пришел конец, и они написали заявление в полицию о низкой стоимости аренды. 29 сентября после проведения доследственной проверки правоохранительные органы возбудили уголовное дело по ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) в отношении неустановленных лиц.

К слову, чтобы «неустановленные» лица стали установленными, то есть теми, кому предъявят обвинение, следствие проводит необходимые, жестко регламентированные УПК РФ, мероприятия. Не правда ли, интересно, что еще не установлено, кто нанес данным договором значительный ущерб, а гендиректор ООО «Экспо Гласс» уже во всех СМИ возмущенно рассказывает, что эти оперативно-следственные действия направлены против него. Это как-то наталкивает на одну пословицу про шапку, которая кое на ком горит…

Печи развалил тоже он

Если кредиторы готовы проявлять лояльность к расчету ущерба в результате низкой платы за аренду, то в отношении уничтоженной конкурсной массы не намерены придерживаться мягкой позиции.

Конкурсная масса при банкротстве — это недвижимое и движимое имущество, офисные здания, производственные цеха, склады, в том числе объекты незавершенного строительства; производственное оборудование. К началу процедуры банкротства ООО РАСКО имело в собственности два завода: один — анопинский, действующий, с печью производительностью 280 тн/сутки, и второй — воронежский, остановленный в 2018-м, с двумя печами общей мощностью 405 тн/сутки. Оба завода входят в конкурсную массу и до начала процедуры торгов с этим имуществом нельзя предпринимать никаких действий.

Но весной 2020 года стало известно, что воронежский завод разобран, печи разломаны, все оборудование вывезено, оставшийся остов из металлоконструкций разрезан и также вывезен.

По данным фактам кредиторы подали заявление в арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности за уничтожение имущества, входящего в конкурсную массу. Заявление направили против генерального директора ООО РАСКО А. Евстигнеева, генерального директора ООО «Экспо Гласс» А. Смирнова и временного конкурсного управляющего А. Ботвиньева. Сумму ущерба обозначили в 1,5 миллиарда рублей, согласно оценке независимого эксперта. Все эти люди в равной степени были обязаны обеспечить сохранность воронежского завода, чтобы если процедура банкротства дойдет до торгов, реализовать это имущество и направить средства на погашение долгов кредиторам.

А когда 1,5 млрд нависли над перечисленными по фамилиям лицами, выяснилось, что напрямую ответственен только один из троих — Александр Смирнов. Именно он принимал единоличное решение о разборе воронежского завода, он подписал договор подряда с фирмой, специализирующейся на разборе промпредприятий, он подписал и акт выполненных работ. Ну и он вывез неизвестно куда оборудование. Точнее, он утверждает, что все находится в Анопино.

Кредиторы добиваются в суде решения об осмотре оборудования в Анопино, но суд упорно, на протяжении многих заседаний, не удовлетворяет заявление, несмотря на то что у кредиторов есть на это законное право.

Правда, после разбора воронежского завода удалось добиться в арбитраже, чтобы к имуществу РАСКО с целью сохранения применили обеспечительные меры и арестовали его. И, как стало известно, следователи при проведении обыска не досчитались на территории анопинского завода многих позиций оборудования. Не нашли, соответственно, и две стекловаренные печи.

Тайное становится явным

Надо отметить, что в деле РАСКО кредиторы приобрели огромный опыт от исследовательской работы до построения агентурной сети. Вместо того чтобы тратить время на развитие своего бизнеса, а все кредиторы — это представители малого бизнеса Владимирской области и регионов России — им приходится выводить тайное, творимое арендатором завода в Анопино, на чистую воду.

А вообще ситуация нестандартна тем, что аргументы приходится искать не в защиту от каких-то действий ООО РАСКО, которое должно им деньги, а против генерального директора ООО «Экспо Гласс» Смирнова. А ведь он всего лишь арендатор.

Но арендатор, упорно представляя себя собственником завода, дезинформирует редакции СМИ и их читателей.

Смирнов действительно уже мог прибрать завод к рукам, если бы в прошлом году в происходящее не вмешались именно кредиторы. Это они испортили Смирнову весну 2020 года, когда он намеревался официально стать хозяином, а всех кредиторов просто кинуть с выплатой долгов.

Общаясь с бывшими и нынешними работниками завода «Символ», с осведомленными в стекольном бизнесе жителями Курлово, кредиторы собрали в единую схему, каким образом Смирнов и его коллеги по «цеху» зашли на курловский завод и довели его до банкротства. Эти слова подтверждены уголовным делом по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ», инициированным Госкорпорацией «Агентство по страхованию вкладов» в связи с невозвратом кредита банку «Интеркоммерц» в размере 1,6 млрд рублей. То есть на одном заводе схему отработали, взялись за второй.

Кредиторы называют откровенным фарсом и недальновидным шагом действия Смирнова — письма президенту, губернатору, обвинения в СМИ в том, что все ему мешают работать, никто не поддерживает его во власти и в органах. Как известно, у каждого действия есть противодействие. А вдруг произойдет обратное? Например, органам надоест читать и слушать, как и в чем их голословно обвиняет Смирнов, и они всерьёз заинтересуются деянием группы лиц, имеющей отношение к заводу «Символ», разобранному заводу в Воронеже, да и по Анопинскому заводу дело еще в самом разгаре, и неизвестно, где предел.

Не просто же так заинтересовалась налоговая деятельностью ООО «Экспо Гласс» и провела выездную проверку. Ее результат пока неизвестен. Но эксперты уже увидели идентичность схемы на «Символе» и в Анопино, когда средства от операционной деятельности выводятся на компанию арендатора с целью уменьшения налогооблагаемой базы, неуплаты налога и тп. А налоговая считать умеет: не так сложно мощность печей перевести в количество выпускаемой стеклотары, а стеклотару – в налоги и сравнить с поступающими.


Источник: ТВ МИГ

Читать полностью
05
февраля

«Заставлять рабочих подписывать письмо президенту – лицемерие»

На минувшей неделе конфликт вокруг наследия стекольной компании РАСКО вырвался из душных залов судебных заседаний на медийные просторы. Одна из сторон – нынешний арендатор мощностей Анопинского завода РАСКО, владелец компании «Экспо Гласс» Александр Смирнов разразился открытым обращением на сайте одного федерального СМИ и заявил о готовящемся письме Президенту России.


На минувшей неделе конфликт вокруг наследия стекольной компании РАСКО вырвался из душных залов судебных заседаний на медийные просторы. Одна из сторон – нынешний арендатор мощностей Анопинского завода РАСКО, владелец компании «Экспо Гласс» Александр Смирнов разразился открытым обращением на сайте одного федерального СМИ и заявил о готовящемся письме Президенту России.

«Выстрел» не был одиночным. Несколько поддерживающих публикаций появились в известных (и довольно дорогих для размещения) СМИ. С учетом стоимости самих публикаций и таргетированной рекламы в интернете, хозяин «Экспо Гласс», по очень приблизительным прикидкам, уже затратил несколько миллионов рублей на пиар-кампанию по формированию общественного мнения. А оно в принципе укладывается в несколько ключевых тезисов, основной из которых:

– собственник РАСКО Виталий Миронов теперь пытается незаконно вернуть себе завод при содействии правоохранительных органов.

НАША СПРАВКА

Виталий Миронов – кандидат экономических наук, профессор Владимирского государственного университета, член-корреспондент Международной Академии менеджмента; член Всероссийской политической Партии «Единая Россия», награжден орденом «Дружбы» и медалью ордена Петра Великого II степени; почетный гражданин Гусь-Хрустального района Владимирской области.

Поскольку противоположной стороне конфликта слово в публикациях «независимых» СМИ не дали, мы попросили самого Виталия Миронова прокомментировать заявление оппонента. К слову, Миронов с 2020 года ни разу публично не комментировал ситуации в РАСКО.

НАША СПРАВКА

Виталий Николаевич Миронов – бывший генеральный директор Анопинского стекольного завода, в 90-е, после приватизации, став акционером предприятия, сумел не только сохранить, но и превратить стекольный завод в современное производство. Он привлек крупного американского инвестора и стал соучредителем компании РАСКО, в состав которой вошел, кроме Анопинского завода, еще и Воронежский стекольный завод. В середине прошлого десятилетия для компании настали непростые времена. Взятые на развитие производства кредиты повисли тяжелым бременем: банки в одностороннем порядке поднимали и без того высоченные проценты. Осенью 2018 года крупнейший кредитор ББР Банк поставил в компанию своего генерального директора. Однако, проводимая им политика, по мнению учредителей, шла в ущерб интересам компании и других кредиторов. 20 ноября 2019 года Миронов решением собрания учредителей был назначен генеральным директором ООО «РАСКО», но его даже не пустили на завод в Анопино.

С тех пор идут судебные тяжбы между группой кредиторов компании и оппонентами, которые сегодня представлены ББР Банком и арендатором анопинского завода, компанией «Экспо Гласс», также являющимся кредитором ООО «РАСКО».

– Итак, что заявил в своем письме в адрес редакции «Лента.ру» генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирнов? В его обращении говорится о том, что «Экспо Гласс» теперь владеет 58 % долгов компании «РАСКО», поскольку выкупил их у ББР Банка. Но бывший собственник завода Виталий Миронов требует расторгнуть договор аренды. Виталий Николаевич, так ли это?

– В арбитражном суде нет иска от моего имени о расторжении договора аренды — это довольно просто проверить по картотеке арбитража. И в судах нет исков, инициированных Мироновым. Это легко проверяется по официальным базам! Соответственно, Миронов ничем не угрожает Смирнову. Вообще, сложно понять, что за фантазии движут Смирновым.

Но давайте просто посмотрим на факты: в бытность генеральным директором, моя команда провела серьезную реконструкцию производства в Анопино. Воронежский завод работал на полную мощность… В 2018-м году происходит кризис в Воронеже. Завод останавливается по причине отключения газа, хотя долги за газ не были критичными. Зато остановка непрерывного производства погубила стекловаренные печи. ББР банк в это время ставит своего генерального директора и заключает договор аренды в Анопино с «Экспо Гласс». Выплаты кредиторам, включая сам банк, прекращаются вовсе! Начинается буквально насилование арендатором производства с целью получения максимальной прибыли. А кто такой Смирнов? У него за плечами уже есть обанкроченный завод в Курлове – «Символ», сейчас там стекловаренная печь изношена настолько, что вот-вот остановится. Уверен, что с такой же точно программой действий он пришел и в Анопино. Это предположили и кредиторы, и обратились в полицию. Сегодня уголовное дело о злоупотреблениях при заключении очень странного договора аренды находится на контроле областного УМВД. Надеюсь, каждый участник сделки получит свое.

– Но в своем письме Александр Смирнов отметил, что договор аренды подразумевал выкуп долгов и крупные инвестиции. По его заявлению, в Анопинский завод инвестировали уже 800 миллионов рублей! Так ли это?

– Ну я же знаю досконально свой завод и могу оценить, какие вложения нужны, а какие нет. Нет там потребностей на такую сумму – это же как новую печь построить!

В 2017 году на Анопинской площадке нами был проведен капитальный ремонт печи №3 и всего технологического оборудования. После такого ремонта печь и оборудование должны работать не менее 10 лет. Мы затратили на ремонт 350 млн рублей, при рыночной стоимости комплекса в 1 млрд рублей, то есть сэкономив для компании РАСКО 650 млн рублей! И сейчас этот комплекс круглосуточно эксплуатирует «Экспо Гласс». Еще мы готовились к восстановлению печи №2 для цветного стекла. Закупили огнеупоры на 21 млн, компрессор за 20 млн…Там осталось оборудования и материалов в общей сложности на 100 миллионов рублей, которые не были заложены в банке. И вот Смирнов пишет, что все незаложенные активы выкупил за 10 млн. Это что, его инвестиции: получил на 100 млн, а заплатил 10 млн? Он пишет, что установил линию по упаковке. Действующая (при мне) линия упаковки была отремонтирована и ее ресурс составлял еще 10 лет. Она была сдана в аренду в работоспособном состоянии. Для чего он заменил линию – непонятно. Вложения его очень сомнительны, зато легко можно посчитать, сколько он получил. В 2019-2020 гг. в Центральной части России был большой дефицит бутылки в связи с тем, что в Европе 40 стекловаренных печей ремонтировали. И заказы переполняли заводы, и цены были заоблачные. Смирнов в это время платил аренду 700 тысяч рублей в месяц. При этом чистая прибыль от производства составляла, если оценивать эффективность того состояния завода, в котором он был передан в аренду, не менее 25 млн в месяц. Разумеется, я возмущен и таким договором аренды, и тем, что РАСКО не платит кредиторам!

– В 2018 году долги компании «РАСКО» оценивались уже в 1,8 миллиарда рублей, и спасительной соломинкой для стекольного завода стало ООО «Экспо Гласс». Его пригласили арендовать завод, – заявляет Александр Смирнов.

– Во-первых, долг Сбербанка выкупил тогда ББР Банк с большим дисконтом. Что уже не позволяет называть цифру 1,8 млрд. Во-вторых, что касается приглашения «спасителя», то я Смирнова три года назад в глаза видеть не хотел. Я с ним судился: мы продали ему формокомплекты за 6 млн рублей, за которые он до сих пор не заплатил.

Акцентирую, все дела по аренде он решал не со мной, а с Дубиновым (вторым учредителем) и банком ББР. И договор аренды подписан Дубиновым с согласия ББР Банка, со мной договор не согласовывали, что также является нарушением.

Да какой из Смирнова тогда был спаситель? «Символ» уже был заводом-банкротом. Производство стеклотары там было изношено полностью, печь находилась в предремонтном состоянии, денег на ремонт у них не было. Не Смирнов для Анопинского завода, а завод РАСКО для Смирнова стал спасательным кругом, который помог выплыть и поправить дела на «Символе». По моей информации, у него на тот момент готовился контракт с чешской компанией «СклоСтрой» на установку нового оборудования на «Символе», но реализовывать этот проект он не стал, так как зашел на площадку в Анопино. Теперь, имея в распоряжении аж семь стеклоформующих линий с разрушенного в Воронеже завода, ему вообще незачем заключать контракт с чехами, это же большие деньги, а здесь всё ему досталось бесплатно.

А как к нему попали эти линии, он же в Анопино, а не в Воронеже работал?

– В ходе суда выяснилось, что именно Смирнов, с разрешения конкурсного управляющего, нанял фирму, которая демонтировала и вывезла все оборудование Воронежского завода весной 2020 года! Они там сняли все до гайки и увезли во Владимирскую область. Куда именно? До сих пор полностью кредиторы найти не могут. Оставшиеся металлоконструкции срезали и продали в скупку черного металла, а стекловаренные печи сравняли с землей. А тот завод был крупнее Анопинского. Кредиторы, кстати, об этой операции ничего не знали, хотя в Воронеже тоже было залоговое имущество РАСКО.

– Еще один момент. По утверждению Смирнова, на момент его прихода работники по полгода не получали зарплату. Он спас их от голода, по сути.

– Это ложь. Мы не допускали во время моего руководства, чтобы задержка заработной платы была более 29 дней. Но, когда меня переизбрали с поста гендиректора и назначили другого гендиректора, а это было 25 июня 2018 года, начались большие задержки по зарплате. С июля по октябрь задолженность достигала трех месяцев. В тот же момент возник дефицит оборотных денежных средств. В это же время появляется «спасительный арендатор» и новый генеральный директор, поставленный ББР Банком, заключает с ним кабальный договор. Вам не кажется все это неслучайным совпадением?


– Сейчас УМВД расследует уголовное дело по факту аренды мощностей Анопинского завода. Кстати, на ход расследования тоже жалуется Смирнов. Вот прямая цитата: «… местные силовики не только не помогают нам, но и ставят палки в колеса. А именно возбуждают и закрывают уголовные дела, касающиеся аренды завода в отношении «неустановленных лиц» с разницей в несколько дней, проводят обыски на предприятии».

– Действительно, в сентябре прошлого года было возбуждено уголовное дело, в основу легло заявление от группы кредиторов РАСКО. Полагаю, за «накатом» на органы следствия со стороны Смирнова кроется обида. С тех самых пор, когда его партнер по Курлово Смолин убегал от органов, спускаясь с девятого этажа на простыне. Вероятно, помните, это историю, когда год назад на «Символе» проводили обыски в связи с другим уголовным делом по фактам преднамеренного банкротства этого завода. А они же, Смирнов и Смолин, считались неприкасаемыми и в Гусь-Хрустальном районе, и во Владимирской области. Все же знали, что они банкротят «Символ», но все наблюдали со стороны и не вмешивались. И Смирнов был уверен, что и здесь, в Анопино, он все быстро провернет и уже весной 2020 года станет собственником завода РАСКО. Но своевременно объединились кредиторы, правоохранительные органы объективно посмотрели на ситуацию и вовремя вмешались. Вот и изображает Смирнов обиженного: правоохранители ему мешают, судебные органы не помогают. Можно только удивляться такому самомнению – как же он уже привык, что все ему всем обязаны во Владимирской области. Но за что, извольте спросить?

Сейчас ходят слухи, что генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирнов собирает подписи со своих рабочих под воззванием к Президенту России. На мой взгляд, вести себя подобным образом просто лицемерно. Во-первых, когда начальник просит рабочего подписать что-то, разве тот может отказывать? Он же не хочет потерять работу! А, во-вторых, сам Смирнов меньше всех похож на жертву махинаций, зарабатывая огромные деньги за счет компании РАСКО. Думаю, все точки над «i» должны расставить следствие и суд.




* Согласно выписке ЕГРЮЛ (база Единой государственной регистрации юридических лиц в РФ) на 04.02.2020 г. В.Н. Миронов является собственником 45 % доли компании РАСКО, в состав которой входят два завода – Анопинский стекольный завод и Воронежский стеклотарный завод. В настоящий момент доли ООО РАСКО находятся под обременением ББР Банка.

Источник: ТВ МИГ

Читать полностью
05
февраля

Беспредел по всем статьям: как «Экспо Гласс» отстаивает свои интересы

По оценке столичного коммуникационного агентства, почти в пять миллионов рублей обошлось Александру Смирнову, владельцу стекольного завода «Символ» из Гусь-Хрустального, январское размещение в средствах массовой информации статей о якобы произволе, происходящем на Анопинском стекольном заводе. И это еще не предел: в ближайшие дни – видимо, репортажем в стиле «страшилка-расследование» – разразится еще и телевизионный канал, креативное творчество которого пиар-специалисты, знакомые с негласным прайсом, оценивают в сумму чуть меньшую, чем указанная выше.



По оценке столичного коммуникационного агентства, почти в пять миллионов рублей обошлось Александру Смирнову, владельцу стекольного завода «Символ» из Гусь-Хрустального, январское размещение в средствах массовой информации статей о якобы произволе, происходящем на Анопинском стекольном заводе. И это еще не предел: в ближайшие дни – видимо, репортажем в стиле «страшилка-расследование» – разразится еще и телевизионный канал, креативное творчество которого пиар-специалисты, знакомые с негласным прайсом, оценивают в сумму чуть меньшую, чем указанная выше.
photo_2021-02-02_11-50-20.jpg
Кто проявляет интерес к бизнес-творчеству стекольных дел мастера и внимательно прочитал хотя бы малую часть из 85 размещенных в интернете опусов, невооруженным глазом обнаружит в правде от Александра Юрьевича искажение фактов и подтасовку понятий – конечно же, не подтвержденные никакими документами.

На что потратился?

С какой целью столько потратил на газеты и сайты Александр Смирнов? Уж конечно, не для продвижения туристической привлекательности и гостеприимства земли мещерской. И не для рекламы кристально чистого стекла и хрусталя, гордости земли гусевской. Всё значительно банальнее. За полмесяца потрачен годовой бюджет среднестатистического регионального СМИ на заказные статьи против мнимых врагов, чтобы тем самым отвести внимание и спрятать истинную информацию о делах своих, которые, надо отметить, вызывают у компетентных органов достаточно много вопросов. Но даже за щедрые денежки что-то не срослось, и вместо героя, с высокой трибуны обличающего коррумпированность всех и вся, предстал пред нами этакий Аника-воин.

Невольно задаешься вопросом: что же произошло в периметре «Экспо Гласс – РАСКО – Анопинский стекольный завод» в обозримом настоящем, что так выбило Александра Смирнова из седла и заставило генерировать «черный» пиар в отношении персоны, реально не представляющей никакой угрозы его бизнесу?

Даже после возбуждения год назад уголовного дела № 12001170021060166 по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ», инициированного Госкорпорацией «Агентство по страхованию вкладов» в связи с невозвратом кредита банку «Интеркоммерц» в размере 1,6 млрд рублей, он вел себя логично и уравновешенно.

Почему сдали нервы?

Что же еще такого значимого произошло за последний год? (Ну не пандемия же так повлияла на человека?) 

Во-первых, Смирнов не нашел поддержки в «белом доме». В администрации области изучили спор хозяйствующих субъектов и сделали вывод, что это не является компетенцией органа госвласти. В общем, все – в арбитраж! 

Во-вторых, Смирнову не удалось утаить от внимания кредиторов, правоохранительных органов и СМИ факт разбора целого завода в Воронеже – филиала ООО «РАСКО», входящего также в конкурсную массу и не подлежащего никаким действиям до процедуры торгов. Кредиторы обратились в полицию, подали заявление в арбитраж, предъявив субсидиарную ответственность за уничтожение конкурсного имущества на сумму 1,5 млрд рублей «Экспо Гласс», РАСКО, конкурсному управляющему.

А далее выяснилось, что инициатива разбора завода, перевоза оборудования на площадку в Анопино, в ходе которого пропали две стекловаренные печи, и даже распил оставшихся в корпусе завода металлоконструкций и продажа их в чермет – дело рук команды Смирнова. Обнаружился договор подряда с компанией, сломавшей и распилившей завод, – подпись под ним в графе «заказчик», конечно же, «А.Ю. Смирнов» (есть в редакции).

Ситуация, к слову, комичная: о том, что воронежского завода уже нет физически, кредиторы узнали из Инстаграм, куда подрядчик выкладывал видео и фото разбора завода, хвалясь опытом. Ну и завертелось.

Как попал под уголовку?

В-третьих, наступило 29 сентября 2020 года. Кредиторы, разобравшись, что завод работает, стеклотару вывозят фура за фурой, а с ними никто не спешит рассчитываться, обратились с заявлением в полицию о подозрительно низкой стоимости действующего договора аренды Анопинского завода. В результате возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 201 (злоупотребление полномочиями) в отношении неустановленных лиц (есть в редакции).

Смирнов всегда открыто кичился своими связями с районной гусевской властью и правоохранительными органами этого района. Он был на сто, нет, на все двести процентов, видимо, уверен, что уголовное дело сойдет на нет и ничто не помешает ему и далее вести РАСКО к продаже за копейки «Экспо Гласс». Как вдруг данное уголовное дело из ведения гусевской полиции передают в УМВД Владимирской области. И это уже приближение краха.

А потом наступает в-четвертых. Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №13 по Владимирской области принимает решение от 30.12.2020 г. провести выездную налоговую проверку в ООО «Экспо Гласс». Таков вот HappyNewYear. Видимо, предполагая, что в «Гусе» у Смирнова в налоговой могут быть свои люди, проверка была инициирована головным региональным подразделением. Эксперты считают, что налоговую может заинтересовать схема вывода средств от операционной деятельности на компанию арендатора.

Когда грянул «Гром»?

Думаете, всё? Нет, есть еще в-пятых. Причем предтеча пятой причины разместилась между третьей и четвертой, но выстрелила позже. В общем, в декабре в рамках уголовного дела по ст. 201 УПК РФ следователь приезжает на Анопинский завод с целью провести осмотр площадки. Но сотрудника полиции не пускают через проходную представители Смирнова! И тем самым обеспечивают себе соответствующие события в январе: следователь, которому всё же необходимо провести следственные мероприятия, с ордером на обыск и в сопровождении подразделения «Гром» и Росгвардии возвращается на завод.

И вот тут у Смирнова окончательно сдали нервы. И он обличает в СМИ, что «следователи и оперы в одежде, в шапках изымали документы, даже не поздоровавшись…», «следователь в помещении так и не сняла ни куртку…». 

Наш консультант, экс-сотрудник правоохранительных органов, так прокомментировал описанное: «Следствие действовало в крайне лайт-варианте, хотя закон дает право во время оперативно-следственных действий и положить на землю, и обыскать. В данной ситуации откровенная провокация следствия на превентивные меры: отказались добровольно сотрудничать – ну так и встречайте силовые структуры». 

Как еще оскандалился?

Ну и говорят (нет, это не сплетни, это информация из проверенных источников), что целая череда фактов позволила Андрею Евстигнееву, генеральному директору ООО «РАСКО», назначенному ББР Банком, тому самому Евстигнееву, который, по сути, отдал завод полностью, вместе с работниками, в ООО «Экспо Гласс», уличить Смирнова в предоставлении недостоверной информации и в нарушении достигнутых договоренностей в этом партнерстве. Скандал в «благородном семействе»? 
В общем-то, пазл сложился.

Кому жалуется?

Но пора заглянуть на Анопинский завод, тем более что работа там кипит денно и нощно. Причем днем еще и рабочим досаждает настойчивостью Роман Панкратов, известная в Курлово и Анопино личность, именуемая в штатном расписании ООО «Экспо Гласс» замом гендиректора по развитию. Сейчас он «развивает» ответственное задание в надежде на высокооплачиваемый KPI (ключевой показатель эффективности): блогер Роман Николаевич обеспечивает требуемые 200 подписей под челобитными президенту России и губернатору Владимирской области от работников Анопинского завода.

Вот что о сборе подписей рассказал один из рабочих (есть в редакции): «Подписные листы разносил Панкратов. Текст письма рабочие не видели. Кто спрашивал, что в письме, тем отвечал, что бывший акционер мешает спокойно работать. Рабочие говорят, что подписывались, боясь потерять работу».

Последствия введенного на заводе с 2019 года жесткого режима испытали на себе многие: кого-то уволили и теперь приходится ездить на «вахту», кого-то так припугнули, что вопросы о происходящем на заводе сразу трансформируются в перспективу потерять работу и погружают в испуг. Людей понять можно: исторически все семьи в поселке имели отношение к стекольному заводу, работой гордились, связывали с ней будущее детей.

После сбора подписей под письмом Гаранту Панкратову поручили не менее ответственное задание. 29 января было разослано вот такое СМС (есть в редакции): 

«Добрый день! Беспокоит продюсер ххххххх-ТВ Москва. Подскажите, пожалуйста, вы как-то связаны со стекольным заводом в Анопино?» А во вторник съемочная группа этого ТВ уже нагрянула на завод.

Понятно, что к приезду телевидения ньюсмейкеров надо подготовить: раздать слова, тщательно прорепетировать, чтобы услышать желанное – как люди «топят» за Смирнова и хулят бывшего хозяина Миронова. Под угрозой увольнения.
к1.jpg

О чем фантазирует?

Ах да, а что же Виталий Миронов? Ведь рассказывает же СМИ Александр Юрьевич, что «ситуация на заводе осложняется тем, что Виталий Миронов может фактически блокировать работу предприятия, в результате чего без работы окажутся сотни жителей поселка».

Так и видится, как Миронов прогуливается с берданкой перед заводскими воротами, в зоне видимости срочно усиленной охраны, подкарауливает Смирнова и угрожает: «Я пришел блокировать завод!» – и эхо разносит по Анопино это «блокировать завооооооод»... No comment, в общем.

Вот и выходит, что из всего описанного в заказных статьях истинным является только то, что самого Смирнова зовут Александром, стекольный завод находится в Анопино, а Гусь-Хрустальный район дискредитирован январским негативом настолько, что навряд ли в ближайшее время инвесторы захотят вкладывать деньги в развитие стекольного потенциала значимой для экономики региона отрасли.


Анопинский стекольный завод, принадлежащий ООО «РАСКО» и являющийся залогом в ББР Банке, находится в процедуре банкротства с сентября 2019 года. Всё имущество предприятия входит в конкурсную массу. В Реестр кредиторов включено почти что 80 заявителей, общая сумма долгов ООО «РАСКО» оценена в 1,5 млрд рублей.

Техническое состояние завода таково, что предприятие может эффективно работать и, соответственно, рассчитываться с кредиторами. Но в анопинской ситуации есть одно существенное «но». Завод согласно договору аренды передан ООО «Экспо Гласс», то есть Александру Смирнову, который, отчитываясь о росте финансовых показателей своего «Экспо Гласс», не спешит направлять средства на расчет с кредиторами. Гендиректор Смирнов настолько убедил себя в том, что завод уже является его собственностью, что на корпусе не принадлежащего ему Анопинского завода прибил вывеску своего «Символа».

Источник: ТОМИКС

Читать полностью
03
февраля

Родовые травмы стекольного кластера

Уголовные дела, «маски шоу» и судебные иски стали скандальным сопровождением процесса возрождения во Владимирской области стекольной промышленности

Уголовные дела, «маски шоу» и судебные иски стали скандальным сопровождением процесса возрождения во Владимирской области стекольной промышленности

Родовые травмы стекольного кластера

Развитие стекольного кластера во Владимирской области, о котором уже не раз сказано на пресс-конференциях в администрации региона, все никак не начнется. Возрождению и реновации некогда ключевой отрасли в регионе мешают «родовые травмы» — наследие времен, когда стекольный бизнес привлекал интерес сомнительных дельцов и вокруг стекла выстраивались очень непрозрачные схемы.

На заводе компании «Раско» в Анопино продолжаются обыски и следственные действия в рамках уголовного дела, которое осенью прошлого года было возбуждено по заявлению группы кредиторов предприятия.

Напомним, один из крупнейших стекольных заводов Владимирской области попал в 2018 году в фактическое управление к держателю долей учредителей – ББР Банку. С тех пор на Анопинском заводе появился арендатор – ООО «Экспо Гласс» из Курлова. Вроде бы для предприятия в предбанкротном состоянии это был шанс на спасение, но стоимость аренды мощностей завода оказалась ниже рыночной, по мнению экспертов, в десятки раз. Разумеется, эффективность такого управления производством вызвала вопросы у других кредиторов "Раско". Они написали заявления в полицию и прокуратуру и настояли на расследовании деталей сделки между банком–залогодержателем активов "Раско" и арендатором - компанией из Гусь-Хрустального района.

Один из кредиторов, директор ООО «Капитал» Кирилл Чернышов, пояснил «Царьграду» сколько денег потеряла компания из-за такой низкой стоимости аренды:

— С момента действия второго договора аренды, с апреля 2019 и до конца 2020 года, ущерб, по разным методикам расчета, составляет от 76 до 96 млн рублей. Это те деньги, которые могли быть направлены на выплату кредиторам. Информация, распространенная директором «Экспо Гласс» Смирновым в СМИ о том, что на погашение долгов направлено 40 млн рублей, не соответствует действительности, всего на эти цели направлено только 12,6 млн руб., да и те до кредиторов не дойдут, так как этими деньгами, по сути, через приставов оплатят текущие расходы ООО «РАСКО». То есть завод работает успешно, это утверждают финансовые результаты ООО «Экспо Гласс», но всю прибыль получает арендатор, а кредиторам не вернули еще ни копейки.

Доследственная поверка также подтвердила – основания для возбуждения уголовного дела есть. В ноябре 2020 года дело по ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) было передано в УМВД по Владимирской области. Кстати, когда следователь приехала первый раз в Анопино, чтобы провести осмотр места происшествия, то ее, несмотря на предъявленные документы, просто не пустили на завод. Тогда в соответствии с УПК РФ, для исполнения оперативно-следственных действий пришлось привлечь Росгвардию и подразделение «Гром».

«Маски-шоу» заметили даже на федеральном уровне. В январе несколько СМИ разместили информацию о «давлении на бизнес». Хотя к этому самому бизнесу накопилось очень много вопросов, касающихся не только аренды мощностей Анопинского завода, но и уничтожения другого стекольного завода компании «Раско» – в Воронеже.

Стали известны новые любопытные детали, касающиеся взаимоотношений временного управляющего «Раско» Алексея Ботвиньева и курловского арендатора Александра Смирнова. А точнее, той роли, которую сыграл Смирнов в процессе уничтожения Воронежского стекольного завода компании «Раско».

Как сообщил «Царьграду» адвокат Вячеслав Балдин, в Арбитражный суд Владимирской области осенью прошлого года от «Экспо Гласс» были предоставлены документы подтверждающие, что разбор технологического комплекса предприятия в Воронеже, демонтаж и вывоз оборудования осуществляла компания, нанятая руководителем «Экспо Гласс».


Вот один из актов приемки выполненных работ. Он подписан тем самым Смирновым! То есть, скромный арендатор Анопинского завода совершенно спокойно распоряжался имуществом на другом заводе компании «Раско» – в Воронеже, который больше Анопинского и который являлся залоговым имуществом в рамках дела о банкротстве компании. Распоряжался без ведома других кредиторов и при бездействии арбитражного управляющего Ботвиньева!

В обосновании для суда указано, что завод был отдан «под разборку» господину Смирнову и его компании для целей «сохранения имущества». Но цель в итоге была достигнута прямо противоположная. Осенью 2019 года все оборудование с Воронежского завода было вывезено. Частично оно находится теперь на площадке Анопинского завода, частично просто исчезло (ведь несколько десятков фур с механизмами и агрегатами очень легко можно потерять в болотистом Гусь-Хрустальном районе). Весной 2020 года на месте стекольного завода в Воронеже была уже пустая — без печей и корпусов — площадка, готовая под любое новое строительство.

— Сегодняшние публичные заявления Александра Смирнова о преследовании со стороны правоохранительных органов, о том, что ему «мешают работать», звучат как фарс, когда видишь реальные результаты его работы, — сказал «Царьграду» кредитор Кирилл Чернышов.

Станет ли самоуправство с имуществом, которое составляет конкурсную массу и не подлежит никаким действиям, пока не началась законная процедура реализации, основанием для нового уголовного дела против Смирнова? Посмотрим. Пока кредиторы пытаются через суд добиться возмещения ущерба, нанесенного разборкой завода в Воронеже. Речь идет о сумме в 1,5 миллиарда рублей.

На сегодня известно точно, что кроме сентябрьского уголовного дела о подозрительной аренде предприятия «Раско» в Анопино, над господином Смирновым по-прежнему нависает продолжает еще одно уголовное разбирательство, возбужденное по инициативе Госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» и связанное с курловским заводом «Символ». Где, к слову сказать, генеральным директором Смирновым реализована очень похожая схема: доходы от бизнеса выводились в компанию арендатора.

Источник: ЦАРЬГРАД

Читать полностью
23
ноября

Во Владимирской области расследуются махинации в стекольном бизнесе

В 2018 году одно из крупнейших стекольных предприятий Владимирской области – Анопинский завод, попал в управление к держателю долей учредителей ББР Банку. В цехах появился арендатор, который, по идее, должен облегчить жизнь предприятия, но на деле всё оказалось сложнее. Часть кредиторов «РАСКО» настояла на расследовании тонкостей сделки между банком и арендатором, а также уточнения роли администрации Гусь-Хрустального района в этой ситуации. Из-за арендной ставки кредиторы компании «РАСКО» судятся на протяжении 10 месяцев.





В 2018 году одно из крупнейших стекольных предприятий Владимирской области – Анопинский завод, попал в управление к держателю долей учредителей ББР Банку. В цехах появился арендатор, который, по идее, должен облегчить жизнь предприятия, но на деле всё оказалось сложнее. Часть кредиторов «РАСКО» настояла на расследовании тонкостей сделки между банком и арендатором, а также уточнения роли администрации Гусь-Хрустального района в этой ситуации. Из-за арендной ставки кредиторы компании «РАСКО» судятся на протяжении 10 месяцев.

29 сентября 2020 года было заведено уголовное дело по статье «злоупотребление полномочиями». Сейчас оно передано из полиции Гусь-Хрустального в УМВД России по Владимирской области. Имена и фамилии подозреваемых пока неизвестны.
Интересен ещё один факт. Фирма-арендатор части площадей Анопинского производства - компания «Экспо Гласс», фигурирует ещё в одном стекольном уголовном деле. Речь идёт о преднамеренном банкротстве завода «Символ» в Курлове. 26 февраля 2020 года сотрудники экономической безопасности и противодействия коррупции провели обыск и изъяли у компании документы и компьютерную технику. В настоящее время проводится финансово-экономическая экспертиза.

Источник: Аргументы и факты. Владимир

Читать полностью
23
ноября

Суд по делу РАСКО. Ждем сенсацию?

Практически незаметно для СМИ в сентябре во Владимирской области было возбуждено уголовное дело. Оно напрямую касается ситуации на скандально известном анопинском заводе компании РАСКО. На сам факт возбуждения дела нервно откликнулся лишь один телеграм-канал, сразу обвинив Сипягина в давлении на бизнес. Но вряд ли именно в уголовно-стекольной схеме следует искать руку губернатора. Тем более, что события, попавшие в поле зрения правоохранительных органов, начались до «пришествия» Сипягина или в то время, когда новому губернатору было не до гусевских стекольщиков – он еще только собирал команду.




Практически незаметно для СМИ в сентябре во Владимирской области было возбуждено уголовное дело. Оно напрямую касается ситуации на скандально известном анопинском заводе компании РАСКО. На сам факт возбуждения дела нервно откликнулся лишь один телеграм-канал, сразу обвинив Сипягина в давлении на бизнес. Но вряд ли именно в уголовно-стекольной схеме следует искать руку губернатора. Тем более, что события, попавшие в поле зрения правоохранительных органов, начались до «пришествия» Сипягина или в то время, когда новому губернатору было не до гусевских стекольщиков – он еще только собирал команду.

Так или иначе, 29 сентября 2020 года следственный отдел МО МВД "Гусь-Хрустальный" возбудил уголовное дело по части 1 статьи 201 УК РФ «злоупотребление полномочиями». Инициаторами выступили несколько кредиторов компании РАСКО. Они написали заявление в областную прокуратуру (копия заявления есть у ТВ-Миг) на действия генерального директора ООО «РАСКО» Евстигнеева, ББР Банка, ООО «Экспо Гласс» , полагая, что «противоправные деяния по «захвату» стекольного бизнеса ООО «РАСКО» содержат признаки преступления и требуют уголовно-правовой оценки».

В двух словах о предыстории событий… Напомним, как уже писал ТВ-МИГ,в 2018 году курловская компания «Экспо Гласс» заключила договор аренды площадей анопинского завода РАСКО. РАСКО тогда уже был в предбанкротном состоянии и в очередь за своими деньгами выстроились десятки кредиторов. Производственная деятельность, хоть какая-то, была шансом для кредиторов свои деньги вернуть. Но завод работал, а кредиты не возвращались. Почему?

Цена вопроса

Специалисты, оценивая производственный комплекс завода в Анопино, считают, что аренда такого предприятия должна была стоить не менее 16 миллионов в месяц! А по факту в договоре стояла цифра 668 514 рублей. Такие сверхвыгодные условия явно должны были основываться на каком-то скрытом механизме. Но об этом чуть позже…

Примерно год спустя учредители компании РАСКО попытались сменить генерального директора, поставленного крупнейшим кредитором и залогодержателем – банком ББР и разорвать договор аренды, который был не просто невыгодным. Он был чудовищным! Однако арендаторы в связке с действующим генеральным директором не дали собственникам возможности что-либо сделать. 

И тогда конфликт перешел в залы судов. Договор аренды, который стоит в 25 раз меньше своей реальной цены, стал одним из ключевых доказательств злоупотребления банком-залогодержателем своими правами. Судите сами: стоимость завода 1,5 миллиарда рублей. С каждым месяцем эта стоимость снижается из-за амортизации оборудования: печи жгут, производят на них продукцию, которую тут же продают – бутылка востребована на рынке. И всю выгоду получает при этом арендатор! А кредиторам остаются лишь ветшающее производство и договор аренды, который с трудом покрывает текущие расходы. Завод месяц от месяца дешевеет и вот уже арендаторы готовы купить его. Разумеется, дешевле, чем завод изначально стоил.

В настоящее время обвинение по возбужденному в сентябре уголовному делу никому конкретному не предъявлено. Вероятнее всего следствие примет решение о привлечении к уголовной ответственности действующего генерального директора ООО «РАСКО» Евстигнеева, выступившего от лица компании, а по сути – от лица ББР-Банка. Ведь именно банку, получившему в руки рычаги управления РАСКО в виде долей учредителя, выгодно было не делиться с другими кредиторами. 

Версия

И вот новый интересный поворот. На прошлой неделе стало известно, что уголовное дело, возбужденное 29 сентября по заявлению конкурсных кредиторов ООО «РАСКО», изъято из райотдела полиции Гусь-Хрустального. Оно передано в производство следственной части областного аппарата УМВД России по Владимирской области. Теперь кредиторам «РАСКО» занимается та же группа следователей, в производстве которой находится еще одно «стекольное дело» — возбужденное по заявлению Госкорпорации «АСВ» по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ» в Курлово! Что все это значит?

Предположим, что схема потенциальных фигурантов уголовного дела по злоупотреблениям на РАСКО была такой: запустить стекольное производство в Анопино и получать прибыль, но не для всех кредиторов завода-банкрота, а для самого влиятельного из них, ББР Банка, — через надежного посредника-арендатора, в лице ООО «Экспо Гласс», с которым условия разделения прибыли оговорены заранее… То, что останется после жесткой эксплуатации от завода – пустить с молотка. В итоге кредитор получит свои деньги, арендатор – поношенный, но еще живой завод! Схема простая, но есть в ней одно слабое место — надзорные органы могут заинтересоваться ею. Нужен местный администратор, который закроет глаза на схему и полиции, и прокуратуре.

Таким образом в этой версии вырисовывается скрытый механизм и весь круг интересантов злоупотреблений: и участников незаконной сделки, и тех, кто мог бы обеспечить прикрытие. 

Кто же мог стать «крышей»?

«Приходите княжить и владеть!»

В одном из заседаний суда гендиректор РАСКО господин Евстигнеев обнародовал интересные письма, достойные славы летописи о призвании варягов. Оказывается, «Экспо Гласс» пришел на завод в Анопино не в результате длительных и осторожных бизнес-переговоров (все же большие деньги на кону), а по приглашению… районной администрации! 

30 октября 2018 года глава района глава администрации Гусь-Хрустального района Алексей Кабенкин подписывает письмо директору ООО «Экспо Гласс» Александру Смирнову.


«Обращаемся к Вам с просьбой рассмотреть вопрос о возможности взять в аренду производственные мощности одного из крупнейших предприятий промышленности Гусь-Хрустального района, располагающего аналогичным Вашему Обществу производственным циклом – ООО «РАСКО» ИНН 3302017743, находящегося по адресу: п. Анопино, ул. Почтовая, 32». В качестве обоснования просьбы глава района указывает на предбанкротное состояние завода, заботу о рабочих местах и населении Анопино и сообщает, что РАСКО ищет организацию, способную восстановить производство на условиях аренды «в том числе с правом выкупа»! Просьбу предложено рассмотреть в кратчайшие сроки.


Тянуть с ответом не стали. Уже на следующий день, 31 октября, Александр Смирнов написал главе района, что общество «имеет техническую и управленческую возможность получения производственных площадей и оборудования в аренду».


Многое интересно в этих письмах. И то, что глава района за спасением анопинцев обратился именно к Смирнову. Уж глава-то района точно знал, что с момента прихода господина Смирнова к руководству заводом в Курлово в 2013 году население рабочего поселка сократилось с 6500 до 5700 человек – на 12%. А население Анопино в это же время практически не изменилось – оставалось чуть больше 2000 человек. Он знал, что Курлово не было похоже на «город-сад», а ведь именно от работы ключевого предприятия в таких населенных пунктах зависит практически все.

Интересен сам факт посредничества районной власти в переговорах двух бизнес-структур и очевидно, что если власть обращается с просьбой спасти, то подразумевает покровительство. А уж строчка из письма, которой глава района обещает выкуп производственных площадей — вообще поразительна! На каком основании? 

Интересна скорость реагирования Смирнова. Решение фактически принято тут же, хотя прежде, чем говорить «да», вопрос как минимум нужно серьезно изучить. Он-то точно понимал, что нужны будут большие деньги, а у него и так проблемы — в рамках возбужденного уголовного дела о кредитовании курловского завода «Символ» им сейчас интересуются следователи Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Министерства внутренних дел РФ…

Можно долго рассуждать о странностях эпичного «призвания арендаторов», куда понятнее первая реакция экс-следователя, оперативника со стажем, который после изучения этих писем сказал по-простому: «Сговор? Конечно! Как в старом фильме «Не бойся, я с тобой!» говорил картежник, проигравший чужой золотой зуб в карты: «Это не твой зуб, и даже не мой. Он ихний».

Ждем через месяц развязки

Переход уголовного дела из подведомственности райотдела полиции в областное УМВД может означать лишь одно: ситуация вышла из-под контроля районной «крыши». 12 ноября, только через 10 месяцев судебных разбирательств, гендиректор «РАСКО» Евстигнеев наконец представил в Арбитражный суд Владимирской области второй договор аренды Анопинского завода, и судья перенес заседание на месяц для изучения стороной заявителей предоставленного документа. Также оба договора аренды, заключённые Евстигнеевым с ООО «Экспо Гласс», являются предметом оперативно-следственных мероприятий в рамках уголовного дела.

Похоже, что уже следующее судебное заседание областного Арбитражного суда сможет пролить свет на подробности и объяснить странности сделки, которую провернули в свое время ББР Банк, «Экспо Гласс» и которую инициировали якобы из соображений гуманности гусевские районные власти. 

Автор: Ирина Трофимова

ТВ МИГ

Читать полностью
23
ноября

Мутное стекло. Во Владимирской области расследуются теневые схемы стекольного бизнеса

Уголовное дело по злоупотреблениям полномочиями кредитором РАСКО передано на областной уровень


Уголовное дело по злоупотреблениям полномочиями кредитором РАСКО передано на областной уровень

Мутное стекло. Во Владимирской области расследуются теневые схемы стекольного бизнеса

Уголовное дело по статье 201 УК РФ «Злоупотребления полномочиями», которое было заведено 29 сентября 2020 года, передано из подведомственности МОВД Гусь-Хрустального в производство следственной части областного аппарата УМВД России по Владимирской области. Речь идет о расследовании взаимоотношений крупнейшего кредитора завода-банкрота РАСКО в поселке Анопино Гусь-Хрустального района Владимирской области и арендатора – курловской компании «Экспо Гласс». Как сообщил Царьграду источник, расследованием занимается та же группа следователей, в производстве которой находится еще одно «стекольное дело» —возбужденное по заявлению Госкорпорации «АСВ» по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ» в Курлово.

Напомним, судебная тяжба между кредиторами компании РАСКО идет уже около 10 месяцев. Один из крупнейших стекольных заводов Владимирской области попал в 2018 году в фактическое управление к держателю долей учредителей – ББР Банку. С тех пор на Анопинском заводе появился арендатор – компания «Экспо Гласс». Вроде бы для предприятия в предбанкротном состоянии это был шанс на спасение, но стоимость аренды мощностей завода оказалась в 25 ниже рыночной, по мнению экспертов. Другие кредиторы РАСКО настояли на расследовании деталей сделки между банком – залогодержателем активов РАСКО, арендатором и прояснения роли администрации Гусь-Хрустального района в этой сделке.

Пока подозреваемые по уголовному делу не названы. Но генеральным директором ООО «РАСКО» на момент заключения последнего договора аренды был Андрей Евстигнеев, поставленный управлять заводом по настоянию ББР Банка. Руководителем и учредителем компании-арендатора «Экспо Гласс» является Александр Смирнов, который прежде управлял и заводом «Символ» в Курлове. К слову, завод «Символ» после процедуры банкротства принадлежит ООО «Экспо Гласс», а 26 февраля 2020 года на «Символе» сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Министерства внутренних дел РФ провели обыск и изъяли документы и компьютеры. В настоящее время по преднамеренному банкротству «Символа» проводят финансово-экономическую экспертизу.

Не исключено, что сам факт передачи уголовного дела в УМВД, повышенный интерес следствия к теневым схемам по банкротству стекольных заводов Владимирской области, связаны с ослаблением влияния на региональную власть и надзорные органы персон, заинтересованных и вовлеченных в производство "мутного стекла".

Автор: Александр Мещеряков

Источник: Царьград

Читать полностью
11
ноября

Во Владимирской области будут искать «пропавший» Воронежский стекольный завод

Очередное заседание Областного Арбитражного суда может определить будущее промышленного кластера в Гусь-Хрустальном районе

w720h405fill.jpg

Царьград уже сообщал о судебной тяжбе вокруг компании РАСКО. Очередное заседание в областном Арбитражном суде состоится 12 ноября. История эта интересна в свете перспективы создания во Владимирской области стекольного кластера, о котором настойчиво говорят в администрации региона.

Напомним, некогда флагман стекольного комплекса не только Владимирской, но и Воронежской области, компания РАСКО сейчас в стадии банкротства. Воронежский завод разобран и оборудование вывезено. А на заводе в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области прочно обосновались арендаторы в лице курловской компании «Экспо-Гласс». Фактически «Экспо-Гласс» представляет интересы крупнейшего кредитора РАСКО – ББР Банка и претендует на выкуп предприятия после банкротства.

Тем временем остальные кредиторы в суде выясняют, каким образом банк, получивший возможность управлять имуществом компании РАСКО, сумел за два года прибрать к рукам производство в Анопино и уничтожить воронежский завод стоимостью в полтора миллиарда рублей, оставив их без шанса получить назад свои деньги.

Воронежский завод разобрали весной этого года, освободив очень перспективную для застройки площадку в центре города–миллионера. На операцию далит добро генеральный директор ООО «РАСКО» Андрей Евстигнеев, поставленный банком, и временный управляющий площадки РАСКО в Воронеже Алексей Ботвиньев. (К слову, накануне, 9 ноября, Арбитражный суд Ростовской области вынес в отношении Ботвиньева, присматривающего за еще одним банкротящимся стекольным заводом «АКТИС» в Новочеркасске, определение привлечь к административной ответственности и дисквалифицировал его на 6 месяцев).

Как сообщал на предыдущих заседаниях суда Андрей Евстигнеев, оборудование с остановленного завода вывезли, потому что сохранить его на площадке в Воронеже не было никакой возможности. С тем что возможности не было, не согласны другие кредиторы. В суде уже звучала информация, что для перезапуска воронежского производства в 2018-м году требовался кредит в 300 миллионов рублей. Банк, получивший в свои руки управление долями учредителей, сначала деньги пообещал, но потом передумал и вкладывать средства не стал. Вместо этого генеральный директор принимает решение о ликвидации простаивающей и потому, понятно, убыточной площадки и «спасении» оборудования.

При этом эксперты утверждают, что после разбора стекловаренная печь из сложного комплекса стоимостью сотни миллионов рублей превращается в кучу кирпичей и груду металла. Исполнительный директор ООО НПЦ «Стекло-газ» Людмила Коршунова, пояснила, что восстановление базового оборудования исключается, равно как и исключается возможность запуска стекловаренного производства на другой площадке.

В стане Евстигнеева с этим не согласны и заявляют, что разбор осуществляли всё же при участии профессионального стекольщика, таковым называют Александра Смирнова, хозяина и гендиректора «Экспо Гласс». Так может все же спасли? России ведь не привыкать – вон в войну сколько заводов разобрали, вывезли за тысячи километров и начали в чистом поле самолеты и танки собирать…

 Но где «спасенное» оборудование и что реально от него осталось – как раз главная загадка для кредиторов. По версии гендира РАСКО Андрея Евстигнеева, абсолютно все оборудование, вывезенное из Воронежа, находится на территории анопинского завода и даже включено в перечень имущества – обеспечения кредитной задолженности РАСКО.

В июне этого года судебные приставы в рамках определения Арбитражного суда Владимирской области арестовали оборудование РАСКО и описали «спасенное» имущество, а потом передали его на хранение… все тому же Евстигнееву! При полном недоумении остальных кредиторов. Потому что если сравнить реестр оборудования, сформированный до разбора площадки в Воронеже, и составленный приставами в Анопино, то в описи отсутствуют 45 (!) позиций. И каждая позиция – это не «булавка».

Представитель кредитора ООО «СТЕКЛОФОРМ», одного из кредиторов РАСКО, участвующий в процессе говорит: «Согласно описи нет двух стекловаренных печей! Нет двух стеклоформующих машин, нет линии упаковки, нет четырех трансформаторных подстанций. Это даже не единицы оборудования, а целые комплексы.

По расчетам опытных стекольщиков, тех, кто строил подобные воронежскому заводы, «пропало» примерно 30 фур оборудования! Эшелон! Какое тут «ответственное» хранение?» В общем, сравнение с эвакуацией неуместно. Что бы в войну сделали с тем, кто «потерял» эшелон с половиной завода?

На прошлой неделе скончался великий сатирик Михаил Жванецкий. У него была замечательная фраза в одном из монологов: «Воровать надо с прибылей, а не с убытков»… Кредиторы очень надеются на то, что суд 12 ноября предпримет меры к остановке процесса разбазаривания РАСКО и разрешит допустить экспертов и кредиторов к оборудованию, для реальной оценки его количества и состояния. Их терзают смутные подозрения: не стало ли воронежское оборудование бесплатными запчастями для активно вырабатывающего свой ресурс стекольного производства в Курлове?

Автор: Александр Мещеряков

Источник: Царьград

Читать полностью